16 августа 2014 в Дюссельдорфе. Немой разговор теней по-русски — чёрно-белое с кино-органом

Желательно, как сотню лет назад, в сопровождении живой музыки, исполняемой настоящим тапёром на оригинальном кино-театральном органе. Для желающих окунуться в атмосферу 20-х годов прошлого века в 21-ом веке в Дюссельдорфе есть ретро-кинотеатр Black Box. В музее кино Filmmuseum можно посмотреть (и почитать титры по-русски) «Аэлиту» 1924 года в сопровождении тапёра Markus Goosmann (он играет на специальном органе Welte-Kinoorgel*):

адрес:
Schulstraße 4, Дюссельдорф-Карлштадт

Когда:
суббота, 16 августа 2014, в 20 часов

или не в кино, но дома :-)
https://www.youtube.com/watch?v=bHNu0KfpIQs

Варвара Жданова «ТЕНИ ГОВОРЯТ» — исскуствоведческое описание кинофильма Якова Протазанова «Аэлита» (1924):

В 1923 году в Россию вернулся Алексей Николаевич Толстой и скоро представил публике свой первый советский роман «Аэлита».
Экранизация «Аэлиты» (1924) — первая советская постановка режиссера Якова Александровича Протазанова (1881-1945) — одного из родоначальников русского кинематографа.
В Париже Протазанов мог бы считаться счастливчиком. Режиссеров кино тогда помнили гораздо хуже, чем актеров, но его фамилия была известна в профессиональных кругах. Нашлась режиссерская работа. Прекрасные гонорары. В 1921-23 годах во время пребывания за границей, на разных киностудиях он снял шесть фильмов.
И вот появилась возможность вернуться. Старый знакомый Протазанова — М.Н.Алейников, теперь служил на киностудии «Межрабпом-Русь», имел связи в большевистском руководстве. Через Алейникова, с которым Протазанов дружески встретился в Берлине, ему удалось быстро, в две недели, добиться разрешения вернуться на родину.
Протазанов приехал навсегда в Советскую Россию — счастливый от встречи, готовый к работе, не помнящий обид.
В первых советских постановках Протазанова ощущается чудо внезапного нарождения нового мира, обустроенного с обстоятельностью сказки. Новый мир появляется в пределах знакомого пространства взамен отмирающих представлений.
До «Аэлиты» советские фильмы не делались с таким размахом, с такой колоссальной (для страны, едва преодолевшей разруху) затратой средств. В кинотеатр на премьеру валила толпа, было не пробиться через ряды конной милиции. Потом пошли диспуты и дискуссии. Впечатление оказалось двойственным. Технически фильм «оправдал доверие», потому что смотрелся не хуже американских «боевиков», но как художественное произведение его оценили невысоко.
Автор романа должен был участвовать в написании сценария (сценаристы Ф.Оцеп и А.Файко), но как-то не получилось, ему просто прислали приглашение на премьеру. А.Н.Толстому фильм не понравился.
Позволим себе предположить, что фильм «Аэлита» — очень сложный по структуре, отражающий скопление мечтаний в душе интеллигента (инженер Лось — главный герой), и в то же время весьма четко выстроенный, скрепленный единой интонацией, во многом, опередил свое время и потому не был оценен современниками.
В сценарии, написанном при участии Протазанова, были допущены существенные отступления от романа. В книге полет на Марс изобретателя ракеты инженера Лося и бывшего солдата-буденовца Гусева представлен в научно-фантастическом ключе. В фильме марсианские события — грезы Лося. Выведены дополнительные персонажи: сыщик-недотепа Кравцов, спекулянт Эрлих и его развратная жена, эмигрирующий на Запад товарищ Лося — инженер Спиридонов. Прибавлена любовная линия — Лось бешено ревнует жену к Эрлиху, чуть не убивает Наташу, стреляя из револьвера.
Фильм начинается с таинственного события. Во все части света разосланы загадочные сигналы: «Анта… Одели… Ута…». Заведующий московской радиостанцией Лось, давно бредивший полетом на Марс, предполагает в них весть с далекой звезды. Он почти видит сны наяву, в грезах забывая о реальной жизни. Лося ждет разочарование. Очнувшись, он видит рекламный плакат: «Покупайте шины только марки «Анта», «Одели», «Ута». Мы разоблачаем таинственное радио». Загадочные слова оказываются рекламируемыми марками американских шин. Рекламная кампания задумывалась с размахом. Благозвучные слова, оказывается, придуманы для рекламы. Искусство — красивая упаковка, а хозяин положения — делец.
Таинственный Марс, его прошлое и легенды, легендарная же большевистская Россия… Книга А.Н.Толстого привлекательна для кинематографа интересной фабулой, расстановкой характеров, но, не исключено, что автор романа временами пытается сыграть на романтических струнах читательской души, на восторженности и тяге к героизму, заменяя «высокую идею» пустой выспренностью слога.
Думается, заслугой фильма — иногда смешного, искреннего, проникнутого исповедальностью, является полное преодоление ложного литературного пафоса литературного первоисточника.
Марс — идеальный мир в представлении инженера Лося. В представлении Лося, напитанного образами классической русской литературы, с элементами декаданса и конструктивизма в мировоззрении, марсиане угловатыми движениями походят на древнеегипетские фигурки, но, более всего, напоминают римлян.
«Марсианские» сцены фильма заставляют вспомнить о спектаклях таировского Камерного театра.
Нарождение жизни в строящейся стране, ее смешная нелепица, голод и холод, толкотня с котомками на «эвакпункте» Курского вокзала, с бесконечным участием показаны в фильме.
Эта, как после долгого сна, ясно осознанная привязанность, наивная тяга к простому труду, простому человеку и своей земле, роднит фильм с прозой позднего Льва Толстого.
В конце фильма Лось сжигает в камине чертежи своей ракеты. Надпись: «Довольно мечтать. Всех нас ждет другая, настоящая работа».
Сцена покушения Лося на убийство жены из ревности — скрытая реминисценция из «Крейцеровой сонаты» Л.Н.Толстого. Тема этой повести звучит вдруг, неожиданно, и с легкостью сна переносит в пространство Льва Толстого. Лось возвращается из командировки в поезде. Он смотрит в белеющее окно… Вот чутьем вы уже понимаете — это «Крейцерова соната». А дальше — сюжетное подтверждение. Москва… Вкрадывается слепая надежда… Герой входит домой… Нет, в доме — предполагаемый любовник жены… Герой, чувствуя себя обманутым, пылая ненавистью к нему и к жене, готов на убийство.
Лось в таком же смятенном состоянии едет в поезде. Именно в поезде герой толстовской повести рассказывает свою историю случайному собеседнику.
Сказочный мотив «Золушки» также пронизывает фильм. Глуповатый сыщик Кравцов нашел какую-то перчатку: «Не прикасаться. По этой перчатке я отыщу преступника». Так искали Золушку, имея в руках потерянный башмачок. Наташа (жена Лося) ждет мужа, смотрит на часы. Его все нет и нет. Товарищ Эрлих соблазняет ее поездкой на подпольный бал. Наконец, она соглашается. Садятся на извозчика. Уезжают. Подбегает Лось. Принц опоздал. На «балу» — красиво одетые дамы, элегантные мужчины — «из бывших». Наташа смотрит на изящную туфельку-лодочку и вспоминает разбитые лапти на ногах простых баб. «Останьтесь еще на полчасика», — просит Эрлих. Нет, новой Золушке пора убежать.
Фантазер Лось в бешеной смертельной ревности осмеливается подражать самому Пушкину (недаром же его жену зовут Наташей). Коротая предрассветные часы после первой ссоры с женой, растерянный Лось садится за письменный стол… Подпирает щеку рукой… Вспоминается известный гравюрный портрет юноши-Пушкина (гравюра на меди Е.Гейтмана, 1822).
Практически весь актерский ансамбль фильма состоял из дебютантов в кино. Впервые снимались: И.Ильинский (детектив Кравцов), Н.Баталов (солдат Гусев), Н.Церетели (инженер Лось, вторая роль — инженер Спиридонов), Ю.Солнцева (Аэлита), К.Эггерт (Тускуб — владыка Марса), Ю.Завадский (Гор — хранитель энергии Марса) и другие. Только Машу — невесту, а потом жену красноармейца Гусева — играла опытная киноактриса В.Орлова.
В фильме сошлись несколько актерских школ: В.Орлова и Н.Баталов пришли из Художественного театра, Н.Церетели — из Камерного, И.Ильинский — из театра имени Мейерходьда. Это пошло на пользу фильму, сложившемуся, как мозаика («собранье пестрых глав»). Н.Баталов создал образ «горячей головы», взбалмошного, но честного, но честного, открытого, простого парня. Маша В.Орловой — «тихоня себе на уме», но тоже добрая. Эти два характера тщательно, реалистически вылеплены. Что касается обитателей Марса, пригрезившихся Лосю, то их характеры будто взяты из сказки: прекрасная принцесса (Аэлита), злой король (Тускуб), отвергаемый царевич (Гор).
Инженер Лось Н.Церетели с его «огненными страстями» напоминает героя-любовника русского дореволюционного кинематографа.
«Аэлита» — один из тех фильмов (созданных вне идеологического диктата), что дарят жизненную силу, ободряют, вселяют веру. И сама картина — будто сбывшийся счастливый сон, сон о возвращении на родину, домой, на заснеженные московские улицы.

****

*Фирма М. Welte & Söhne (М. Велте и Сыновья) — была известным и значительным производителем механических музыкальных инструментов в конце 19 — начале 20-ого веков.

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике МUSE(й)UMно, Приятно, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>