1916-1953. История на примере судьбы одного человека. Немец, Эрнст Ройтер.

Дюссельдорфские джунгли перенесли на новое место.
Бывший их адрес: Berliner Allee, а теперь — Ernst-Reuter-Platz.
Об этом поподробнее будет позже…

В Дюссельдорфе к югу от Берлинер-аллее (которой, кстати, не существовало на плане города довоенного Дюссельдорфа) есть площадь Эрнста Ройтера — Ernst-Reuter-Platz.

«Его судьба кажется невероятной: немецкий солдат Первой мировой войны, большевистский комиссар, генсек Компартии Германии, один из главных врагов коммунистов и нацистов, мэр Западного Берлина. Эрнст Ройтер — это легенда…»

Этими словами начинается статья «Немецкой волны», которую я привожу ниже. Невероятная судьба, в которой есть связь советской России и Германии. Перипетии 1916-1953 года. Две войны, годы между ними и после них.

…А ещё он был директором шахты под Тулой, организовывал автономию поволжских немцев, был направлен из России в Германию делать мировую революцию («агент Ленина» по кличке Фрисланд), был одним из основателей компартии Германии, вышел из неё с протестом (или был исключён, назвав коммунистов «преступниками»?), попал в концлагерь при Гитлере, консультировал турецкого реформатора Ататюрка, во время блокады Берлина — его бургомистр, которого не признала советская комендатура…

Когда Эрнст Ройтер умер, берлинцы выставили в окнах свечи, как они это сделали по его же призыву в Рождество 1952-ого, чтобы напомнить о невернувшихся из плена немцах.

«Ройтер очень много сделал для города, особенно во времена блокады, предпринятой Сталиным. Чтобы сломить и прибрать к рукам Западный Берлин, были перекрыты все пути, ведущие к этому «острову». Но город не сдался.

В эти тяжелые времена особенно ярко проявились блестящие организационные способности Эрнста Ройтера. Но он был фантастически популярен среди берлинцев не только поэтому. Убежденный социал-демократ, харизматический лидер, Ройтер заставлял уважать себя даже ненавидевших его советских и немецких коммунистов. Ройтер когда-то был одним из них. Именно его послали в декабре 1918 года вместе с Карлом Радеком (Karl Radek) из Москвы в Германию, чтобы делать здесь мировую революцию.

В Россию Эрнст Ройтер попал в 1916 году. Во время Первой мировой войны Егерский полк, в котором служил Ройтер, перебросили на русский фронт. Пули в двух местах буквально раздробили ему кость ноги, Ройтер оказался в плену. От ранения он так и не смог оправиться до конца жизни и ходил с палочкой, прихрамывая. Палочка позже стала таким же непременным его атрибутом, как и берет (не совсем обычный для Германии головной убор).

В России Ройтер долго скитался по госпиталям для военнопленных, был в Одессе, Москве, Нижнем Новгороде… Потом попал в лагерь для военнопленных в Переславле-Залесском. Точнее, это был не лагерь, а недостроенное здание школы в самом центре города. Ройтер представлял собой тогда достаточно необычное зрелище: исхудалый, на костылях, в старой немецкой шинели и меховой шапке-ушанке, он неустанно и горячо вел с товарищами разговоры на политические темы, агитируя за социализм и понося кайзера, которого он считал главным виновником войны.

После Февральской революции 1917 года положение немецких военнопленных в России практически не изменилось. Ведь Временное правительство продолжало вести войну с Германией. Надежды Ройтера на то, что его интернируют в Швецию, не оправдались. В августе 1917 года его отправили работать на угольной шахте. Ройтеру было полегче, чем его товарищам, потому что он очень прилично говорил по-русски. Время от времени ему без охраны разрешали ходить в расположенную недалеко деревню, где он давал детям местного помещика уроки немецкого языка.

Но потом пришел октябрь 1917 года. Дом помещика сожгли, владельца шахты, Никонова, чуть было не убили. Потом оказалась, что без Никонова работа стоит: никто из малограмотных шахтеров и крестьян окрестных деревень не умел ни организовать производство, ни найти покупателей угля.

Совершенно неожиданно для самого себя 29-летний Эрнст Ройтер стал директором шахты. Его выбрали рабочие. Кое-как ему удалось наладить работу. Но оставаться здесь он не собирался. Ройтер рвался в революцию. Он отправился сначала в Тулу, а потом — в Москву, где стал экспертом по Германии и ответственным за агитацию среди пленных (Эрнст Ройтер был членом ревкома военнопленных).

В апреле 1918 года его послали на Волгу, в район Саратова, туда, где жили немцы-колонисты. Шесть месяцев комиссар Ройтер работал в Поволжье. Позже, когда он вернулся в Германию, правые немецкие газеты писали, что Ройтер был фанатичным большевиком и отправил на казнь сотни людей, что он жесточайшими методами осуществлял продразверстку. В апреле 1933 года с такими же обвинениями выступили уже национал-социалисты, назвавшие его «палачом поволжских немцев».

Не так давно, когда открылись старые советские архивы, исследователи (в том числе автор книги «Посмотрите на этот город» Дэвид Беркли) смогли, наконец, ознакомиться с документами того времени. Бумаги показали следующее: ни фанатичным, ни жестоким комиссар Ройтер никогда не был. Его, так сказать, реабилитировали по всем статьям.

Он принял участие в первом съезде Компартии Германии, на котором тон задавали Роза Люксембург (Rosa Luxemburg), Карл Либкнехт (Karl Liebknecht) и, разумеется, Радек. К этому периоду относится стремительная, хотя и короткая карьера Ройтера в КПГ. …

В августе 1921 года на съезде немецкой Компартии Ройтера избрали генеральным секретарем КПГ. Организаторские таланты Эрнста Ройтера, его преданность коммунистическим идеалам и хорошие связи в Москве сыграли немаловажную роль. Но уже очень скоро он порвал и с коммунистическими идеалами, и с Москвой.

Эрнст Ройтер разочаровался в политике большевиков. Чуть позже он напишет о «сектантском» характере марксизма-ленинизма, который не способен на толерантность, нетерпим к другим взглядам, душит свободу даже внутри самих компартий. В январе 1922 года Ройтер был исключен из КПГ, после чего сразу примкнул к социал-демократам.

Едва Гитлер захватил власть, как его партия стала расправляться с политическими противниками. Эрнст Ройтер был к тому времени уже бургомистром Магдебурга. Его тут же сняли с этого поста, а вскоре заключили в концлагерь. Выйдя на свободу летом 1935 года, Ройтер уехал в Анкару. Реформатор Турции Мустафа Кемаль-Паша, вошедший в историю под именем Ататюрка, пытался тогда модернизировать страну, превратить ее в развитую европейскую державу, а потому активно приглашал на работу иностранных специалистов.

Что касается поста берлинского бургомистра, то Эрнст Ройтер получил его, несмотря на отчаянное сопротивление советских властей и восточногерманских коммунистов. В июне 1948 года были наглухо перекрыты дороги, ведущие в западную часть Берлина. Но город не удалось сломить. Легендарный митинг перед зданием рейхстага, на который пришло более трехсот тысяч человек, вошел в историю Германии. Жители Западного Берлина пришли сюда, чтобы продемонстрировать свою решимость и выразить протест против экономического и политического террора Сталина и верных ему восточногерманских коммунистов.

Весь мир облетели сказанные на этом митинге слова Эрнста Ройтера: «Народы мира! Народы Америки, Англии, Франции, Италии! Посмотрите на этот город, и вы увидите, что этот город и этих людей вы не можете бросить на произвол судьбы! Не имеете права бросить на произвол судьбы!»

Автор: Ефим Шуман
Редактор: Дарья Брянцева

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Полезно, Умно+Мысли+Книги с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>