Была вчера на выставке, где представляли «Бесконечную белую бездну» начала 20 века

В Дюссельдорфе проходит Квадриеннале, как уже говорилось, впрочем. Разные выставки, да. Интересно, приобщаюсь, репортирую. Была вчера на выставке «Кандинский. Малевич. Мондриан. Бесконечная белая бездна« (она продлится в Дюссельдорфе до 6 июля 2014).

Тема выставки в галерее музея K20 — белая поверхность в работах Василия Кандинского, Казимира Малевича и Пита Мондриана, показываются их работы периода с 1909 по 1941 год, отобранные специально по принципу использования белого цвета. Оказывается, что белый цвет для этих «пионеров авангарда» был символом будущего мира.

Я пошла туда, потому что люблю белый цвет и чёрные квадраты чтобы «познакомиться со сложными субъективными и материальными свойствами» белого цвета и послушать объяснения компетентного искусствоведа.

Увидела много квадратного и прямолинейного интересного: геометричного — но и лиричного также — авангарда. Поучительно. Искусствоведческое (тезисно), что почерпнула:

В начале 20-го века многие художники дистанцировались от искусства как воспроизведения реальности.

Кандинский, Малевич и Мондриан выделяются тем, что они рассматривали абстрактное искусство как предвестник возвышения духовности и нового социального порядка, чувствуя стремление уйти в сторону от натурализма к «чистой линии, цвету и форме», что именно это и дает им все больше и больше свободы.

В работах Малевича белый фон – это та пустота, в которой парят его геометрические фигуры, для него это элемент необъективности высочайшего качества – олицетворение идеала позитивного развития общества.
С огромным энтузиазмом он убеждал коллег-художников в 1919 году: «Плавайте в свободной белой бездне, бесконечность – перед вами».

Для Кандинского белый цвет символизировал мир, в котором все цвета исчезли. Белый, по Кандинскому, «влияет на нашу психику как тишина гигантской амплитуды…. Это не мертвая тишина. Она полна возможностей».

Живописные панно Мондриана, основанные на сочетании базовых цветов — красного, желтого и синего — с ахроматическими белым и чёрным выражают его страстное желание вселенской гармонии как у меня, поэтому я его очень понимаю.
Он ограничил набор допустимых элементов живописи прямой линией и прямым углом (т. е. горизонтальной и вертикальной линиями), тремя основными цветами (красным, желтым и синим), а также основными «не-цветами»: белым и чёрным (и серым, говорят, но его я там не видела).

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике МUSE(й)UMно, ПроDÜссельдорф, Программы, Умно+Мысли+Книги. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>