Часовня Stoffler Kapellchen в Дюссельдорфе, усыпанная благодарностями

Разбираю или просто пересматриваю фотографии. Помимо моей любимой архитектурно-городской тематики есть ещё художественное искусство и садово-парковая тема, а там — кладбища… Пока об этом подожду, решила, всё пусть пока полежит в черновиках, но одну часовню (а она рядом с красивым кладбищем в Дюссельдорфе, куда мы приходим к могилам родственников моего мужа) я хочу показать. Потому что люди здесь оставляют свои благодарности и это очень трогательно.

В притворе этой часовни установлены две деревянные фигуры, одна из них изображает апостола Judas Thaddаеus — Иуду Фаддея. Это один из 12 апостолов, возможно, брат апостола Иакова Старшего или Иакова Младшего. Его также называют Иудой Леввеем, прозванным Фаддеем. Атрибутами Иуды Фаддея являются пика, алебарда и дубина (как здесь), от которых, согласно легенде, он принял смерть в Армении. Считается святым покровителем в безнадежных делах, заступником в невозможных делах и экстремальных ситуациях. Фаддея в православии, кажется, считают «забытым святым» из-за глупой путаницы с именами: часто его принимают за Иуду Искариота, в следствие сего лучше по имени и не упоминать, и — тем более — никакого почета и уважения. В Германии Иуде Фаддею молятся совсем уж отчаявшиеся просители, чаще всего о спасении, а это уже не помощь, а нечто более.

Вообще-то часовня посвящена четытнадцати помощникам в беде («Zu den 14 Nothelfern»). А вот они поимённо: Акакий, Варвара, Вит, Власий Севастийский, Георгий Победоносец, Дионисий Парижский, Евстафий, Екатерина Александрийская, Кириак, Маргарита Антиохийская, Пантелеимон, Христофор, Эгидий, Эразм.

Св. Акакий – воин и мученик; покровитель во время преследований и гонений, заступник от страха в час смерти.
Св. Барбара (Св. Варвара), мученица, была обезглавлена своим отцом-язычником, по легенде, красивая и умная девушка, ей молились для защиты от молнии, огня, взрыва, внезапной смерти, те, кто воюет; покровительница «доброй» смерти, заступница в час пожара и бури, горячки, чумы.
Св. Власий Севастийский – епископ и мученик; покровитель при удушье, болезни горла, зубов и кровотеках.
Св. Вит – покровитель глухонемых и эпилептиков.
Св. Георгий Победоносец – мученик; покровитель в различных битвах и войнах; заступник при болезни кожи, проказы и в час эпидемии (в том числе у скота).
Св. Дионисий Парижский – епископ; заступник при головных болях, укусах собаки.
Св. Евстафий – мученик; заступник в семейных несчастьях и при нашествии насекомых-вредителей.
Св. Екатерина Александрийская – дева и мученица; болезни языка и потери дара речи.
Св. Кириак – священник; приносит душевное облегчение болящим.
Св. Маргарита Антиохийская – дева и мученица;  помощница при родах.
Св. Пантелеймон – врач и мученик (ок. 304), был одним из врачей императора Галерия Максимина; лечил сограждан, причем бесплатно. Казнен императором, который, проводя в жизнь указ о гонениях на христиан, начал с собственных приближённых. Ему молились об исцелении от чахотки; заступник при всякой болезни, особенно головной боли.
Св. Христофор – мученик; защитник от внезапной смерти, покровитель (путешественников) странников и автомобилистов. Встречая свою смерть, Христофор молился, чтобы все, кто видел его и кто уверовал в Бога, могли спастись от пожаров, штормов и землетрясений.
Св. Эгидий – аббат; покровитель стыдящихся прийти к Таинству Исповеди, ему молились об исцелении от эпилепсии, безумия, бесплодия. Он считался защитником кормящих матерей, прокаженных. К нему взывают о помощи в случае чумы, засухи, пожара, бури, в несчастьях, при душевной боли, в одиночестве, в беспомощности, .
Св. Эразм – епископ и мученик; заступник при болезни внутренних органов.

Христофора из всех четырнадцати здесь «выделяют», предположительно из-за того, что веками местные крестьяне просили именно его о защите от наводнений. По пятницам утром (в 8.30) вот уже 200 лет (документально засвидетельствованно) здесь проводят мессу. А по традиции, заведённой с 1934 года, летом благославляют автотранспорт, взывая при этом к помощи Святого Христофора.

Часовенку (именно так уменьшительно-ласкательно её здесь называют: Stoffler Kapellchen) на этом месте построили барочную, кирпичную в 1650 году. В 1734 году она была обновлена по велению курфюрста Карла Филлипа (Carl Philipp), подарившего и реликвию, давшую часовне второе название — Святого Креста.

Эти вот маленькие таблички называются вотивными, обетными. Вотивы — это предметный знак благодарности за что-то хорошее, что человек воспринимает как личное чудо. Чаще всего за исцеление, иногда — за сохранение в опасности, за здорового новорождённого. В разных культурах — разные вотивы. К православным иконам и католическим фигурам Мадонны жертвовались «подвесы» — драгоценности. В Мексике рисовали наивные картинки, изображающее символично случившееся чудо. В Италии — оловянно-чеканные сердца, А в Германии — таблички со словом «Danke»- спасибо, иногда с добавлением «сердечное».

Посмотрите, сколько…

Есть в этих табличках что-то, напоминающее чтение надгробных записей. Только там — вехи жизни и имена, говорящие о завершённой жизни, а тут, чаще даже и без имён, возможно, что с датой, редко с добавлением «за что». Просто — спасибо, инициалы. Но ведь понятно, что люди счастливы, потому что спасены или поддержаны, потому что случилось чудесное!

Даты все послевоенные, предполагаю, что более старые были либо удалены, либо пострадала сама капелла.


Вторая фигура, установленная в открытом всегда притворе часовне — Святой Йозеф. Благодарят Марию, его и Фаддея.

Табличкам нового тысячелетия приходится «втискиваться».

Удивила надпись арабской вязью… Но ведь тоже — спасибо, на розовом мраморе, из трёх пластинок, там ещё слова «Вера» и «Мужество» , ноябрь 2000 года.

Вот сколько чудес и благодарности у нас тут!


Были когда-то в храмах и часовнях таблички, заменявшие памятные, надгробные, их тоже называют «вотивными». Поэтому немного науки и исскуствоведения для интересующихся — Арьес Ф. Человек перед лицом смерти: Пер. с фр. / Общ. ред. Оболенской C.B.

«Случалось и так, что вотивная табличка до некоторой степени сближалась с надгробием и даже заменяла его. В книге немецкого историка Ленца Крисса Реттенбека воспроизведена вотивная табличка 1767 г., изображающая две колыбели, в каждой из которых лежат двое маленьких детей. Один из них живой, а трое других держат в руках красные крестики. В углу таблички в молитвенной позе стоят родители. Можно вообразить себе, что эпидемия поразила всю семью и что только отец, мать и один из детей выжили. Отсюда эта вотивная табличка: одновременно благодарность живых и молитва за мертвых.

Другая вотивная табличка, 1799 г., представляет религиозную сцену, в которую включена семья донатора: трое мужчин, три женщины и четверо маленьких детей в пеленках. Дети все мертвы, как и двое мужчин и две женщины. В живых остались лишь один мужчина и одна женщина, которые и поднесли в дар святому эту табличку в знак благодарности за спасение. Мертвые стоят в том же ряду молящихся, что и живые, и в этом нет ничего удивительного, ведь у врат мира сверхъестественного различия между жизнью и смертью больше не имеют значения. Тем не менее один знак отделяет одних от других: маленький красный крестик, почти незаметный, который умершие держат в руке или который висит в воздухе над их головами. Этот знак также не был исключительным достоянием табличек ex voto и вообще народного искусства. Мы обнаруживаем его над головами некоторых донаторов на ретаблях алтарей работы фламандских мастеров XVI в. в брюссельском Музее изящных искусств, над несколькими членами семьи, стоящими на коленях, в нижней части прекрасной копии «Распятия» Ван Дейка, висящей в соборе Франкфурта-на-Майне и первоначально имевшей, очевидно, какую-то связь с надгробием или с семейной часовней, где должны были, по условиям фундации, служиться заупокойные мессы.

В XIX в. подобные вотивные таблички, где в изображении семьи, сраженной несчастьем, живые смешиваются с мертвыми, исчезают. Новая коллективная чувствительность людей не допускала больше соединения благодарности уцелевших с сожалением об умерших. Складывается новый тип таблички ех voto, также, однако, свидетельствующий о живучести иконографии «молящегося» и духа фундационных табличек-надгробий.

Это также нечто вроде надгробия для тех, кто был лишен надгробий: дровосеки, пропавшие в лесу, солдаты, павшие на войне. На одной из вотивных табличек изображены трое солдат Наполеона, погибших в России в 1812 г.: они стоят на коленях перед своим покровителем, св. Мартином. На еще одной табличке с изображением коленопреклоненного солдата (XVIII в.) у его ног мы видим картину чистилища. Образ чистилища превращает табличку ех voto из выражения благодарности в моление о заступничестве за душу умершего в потустороннем мире.

В XVIII — XIX вв., по крайней мере в Центральной Европе, люди не могли смириться с мыслью, что погибший на войне или в результате несчастного случая лишается погребения. Поэтому он получал символическое надгробие, повторявшее своим обликом вотивные таблички, которые, в свою очередь, сохраняли иконографические мотивы старинных надгробий с «молящимися». Так что надгробие человека, лишенного погребения, продолжает иконографическую традицию таблички с изображением «молящегося» в эпоху, когда такое изображение уже целое столетие больше не встречается. Крисе Реттенбек опубликовал две деревянные таблички, 1843 и 1845 гг., где представлен не только донатор, над которым стоит его святой патрон, но также надпись и череп. Так мотивы надгробной скульптуры конца Средневековья удивительным образом, через вотивные таблички, продолжали жить еще в середине XIX в».

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике ПроDÜссельдорф, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>