Гейне (и я с ним) о Германии и старине с любовью.

Или: «Мой маленький отпуск без чемодана»

Встаньте, старые виденья!
Шире, шире, сердца дверь!
Слёз родник в блаженстве песен
Бьёт и пенится теперь.
(Генрих Гейне)

В город Зиген ездила. 100 (с небольшим) километров от Дюссельдорфа.

В город Зиген из Дюссельдорфа

Пока муж там работал, я гуляла. Вернулась в восторге (а что со мной поделаешь?)!

Встаньте, старые виденья!
Шире, шире, сердца дверь!
Слёз родник в блаженстве песен
Бьёт и пенится теперь.

Я проникну в чащу елей, в сень лесных журчащих вод,
Где олень шагает гордый, где весёлый дрозд поёт.

Я взойду по горным склонам на утёсов крутизны,
Где развалины седые в свете утреннем видны.

Там присяду я безмолвно, и припомню старину,
И минувших поколений блеск и славу помяну.

Это не я, это Генрих наш Гейне — из «ПУТЕВЫХ КАРТИН» Путешествие по Гарцу / Перевод В. Станевич. — подходяще изложил суть моего сегодняшнего маленького путешествия. В конце его я и Гейне совсем нежданно-негаданно «повстречала», похохотав от души над его словами.


Германия такая зелёная-зелёная. Любо-дорого посмотреть.

В город Зиген из Дюссельдорфа

И автобаны по субботам после Дюссельдорфа-Кёльна — пустые. Блаженство! Вот сюда надо заехать — музей германского деревенского быта под открытым небом, Линдлар (шоколадный указатель справа по курсу).

А мы дальше. Всего полтора часа в пути. Зелень деревьев радует глаз.

В город Зиген из Дюссельдорфа

В какой-то момент хочу высказаться, поведать своему спутнику-собеседнику мысль, как люблю я немецкие леса и лесо-полосы вдоль автобанов. И тут мне навигация (впервые!) деревья пририсовала на маршруте…

-1722015 (640x481, 267Kb)
Что тут скажешь? Здорово!

Дальше приведу отрывок из «путевых заметок» Генриха Гейне и порекомендую ещё раз чтение их — очень занимательно. Написано о Гарце с «конкретными» немецкими названиями которые всё равно никто не запоминает. Я уберу названия, сократив их до одной буквы — и тогда всё будет «просто про Германию». А Германию Гейне очень любил!.. И я её ну очень лю-лю))

«В этом городе столько-то домов и столько-то жителей, и среди них несколько живых душ, как сказано подробнее в «Карманном путеводителе по Г.» Готшалька.

Перед тем как выйти на шоссе, я взобрался на развалины древнего замка О. От него осталась только половина высокой, с толстыми стенами башни, словно разъеденной раком. Дорога на К. опять поднималась в гору, и с одного из первых холмов я ещё раз посмотрел вниз, в долину, где О. со своими красными крышами выглядывает из чащи зелёных сосновых лесов, как махровая роза. В лучах солнца всё это казалось таким детским и милым.

Сохранилась лишь половина башни, и видна была только её внушительная задняя стена. Такая серая, изъеденная временем руина придает особую прелесть всему ландшафту и украшает его несравненно больше, чем какое-нибудь новенькое чистенькое здание, несмотря на весь блеск его молодости! И простоит такая руина дольше, чем оно, несмотря на свою дряхлость и заброшенность. Так же, как с древними замками, обстоит дело и со старыми поколениями.

В этой местности вы увидите еще немало старинных разрушенных замков…»

И цель моя — замок города Зигена. Неразрушенный.

город Зиген

Вот я у его стен, где хозяин-граф Иоганн Нассау-Зиген с отбитым носом.
город Зиген

И старая «в разнобой» каменная кладка. А впритык к настоящему замку 16-17 века — «поддельный» (чёрно-белый, как эскиз), переделанный из бункера середины 20 века…

город Зиген

Бетонный корпус бункера покрасили в белый цвет и соорудили верх с крышей, покрыв его шифером, как водится в здешних краях.

город Зиген

Получился жилой дом. Мой дом — моя крепость. А у стен замка теперь городской парк.

город Зиген
город Зиген

Цветущий и приятно пахнущий (и оттого жужжащий).
город Зиген
Зигенцы по воскресеньям устраивают в городском саду концерты и собираются под этими жёлтыми зонтиками.

город Зиген

Поросла травой лужайка, где турнир когда-то был,
Где в бою отважный рыцарь самых смелых покорил.

Плющ обвил балкон, где дама вниз глядела на него
И глазами покорила покорителя того…

Из замкогово парка — вид на крыши домов с соседской улочки и прочих районов.город Зиген
город Зиген
город Зиген

Особая прелесть этого пространства — оно парит над городом.

город Зиген

А вы заметили, что стена — «альпийская горка»?
город Зиген

Обзорная площадка, раньше был обзор для нужд обороны.

город Зиген

Город Зиген расположен на девяти холмах. Вот там в далеке — университетский…

город Зиген

… но сначала приближу жильё с замысловатой крышей и балконом, опоясывающим верхний этаж…
город Зиген

А вот и университет «на горе». За ним уже лес голубеет.
город Зиген


А зелень парка покоряет моё сердце.

город Зиген

Здесь можно спуститься на соседнюю с замком улочку.
город Зиген

Или пройти вглубь парка.

город Зиген

город Зиген

Как люблю — камни потрогать и к истории прикоснуться Так вот, там  три каменные фигуры. Три женщины держат младенца.

город Зиген

Вопрос, кого символизируют женщины (почему их так много) и как зовут ребёночка, за которого они все три держатся?

Дитя (мальчик) зовут конкретно Пётр-и-Павел Р.
Три «матери» — города, указывающие себя «родиной» художника Петера Пауля Рубенса. В центре — Зиген (она и держит малыша — олицетворяет то место, где он родился). Слева на фото — город Антверпен, где он прожил свою взрослую жизнь, а город считает его «своим сыном». Справа — Кёльн примазался, тоже желавший считаться «матерью» Рубенса. В немецком «город» («ди штадт») женского рода. Автор этой каменной группы «матерей» Рубенса — местный (из Зигена) скульптор Германн Кумихель (Hermann Kuhmichel), создал их в 1935 году.


город Зиген
Что? Опять трое матерей — где младенец?
Табличка поясняет — просто «Танец» какой-то современный втроём.
город Зиген

Здесь есть огород приправ.
город Зиген

И слева от него — избушка-кормушка. С просьбой не пробовать зелень с грядок, а пробовать её с полок избушки. Логично.

город Зиген

А вот и замок с изнанки.
город Зиген

У его стен — растение с цветками в форме труб. Ангельские.
город Зиген

Вот, поподробнее: у стен замка здесь рассажены деревца — эффектное растение, густо увенчанное изящными свисающими «граммофонами». Бругмансия.

За экзотичные цветки бругмансию (названа в честь голландского ботаника Себальда Юстинуса Брюгманса) называют «трубами архангела».
Известно прежде всего содержанием психоактивных веществ. Бругмансия древовидная — ядовитое растение, содержит атропин, тропановые алкалоиды, преобладает скополамин. Ядовитыми являются все части растения: корни, стебли, листья, цветы и плоды. В литературе растение упоминается также под многими другими названиями: Frolipondio (испанское флорипондио), английское Tree Datura (Дурманное дерево, Древесный дурман). Коренные народы Южной Америки, откуда родом это растение, поклонялись «дурманящей» бругмансии, как божественному дереву.
Особые приметы: многолетний кустарник с крупными листьями овальной формы, заострёнными к верхушке, вырастает до 2,5 м в высоту (в тропических условиях кустарник постепенно превращается в дерево высотой 5 м и более). Цветёт с июля до заморозков. Встречаются сорта с белыми, жёлтыми и розовыми цветками. Воронковидные цветки поникающие, с красивым волнистым краем, достигают 25 см в длину, обладают сладким ароматом, усиливающимся к вечеру.

Рпссмотрю.

город Зиген

город Зиген

Цветоножки похожи на кабачки цуккини, но это настоящее деревце (судя по сволу и веткам).
город Зиген


Всё очень декоративно там.

город Зиген

город Зиген

город Зиген

Всё здесь посажено, подстрижено, поставлено с любовью — к людям и к природе.
город Зиген

И тут хочу привести слова Гейне, которые мне так созвучны и абсолютно точно описывают мои ощущения:

«Горы становились все круче, сосновые леса внизу волновались, как зелёное море, а в голубом небе над ними плыли белые облака. Дикий облик местности смягчался ее гармонической цельностью и простотой. Как истинный поэт, природа не любит резких переходов. У облаков, какими бы причудливыми они ни казались, белый или хотя бы мягкий колорит все же гармонически сочетается с голубым небом и зеленой землей, поэтому все краски ландшафта переходят друг в друга, как тихая музыка, и созерцанье природы всегда целит и успокаивает душу. Покойный Гофман изобразил бы облака пестрыми. Но природа, как и великий поэт, умеет простейшими средствами достигать величайших эффектов. Ведь в ее распоряжении только одно солнце, деревья, цветы, вода и любовь. Правда, если любви нет в сердце созерцающего, то и целое может представиться ему довольно жалким — тогда солнце всего лишь небесное тело, имеющее столько-то миль в поперечнике, деревья пригодны для топлива, цветы классифицируются по своим тычинкам, а вода — мокрая»…

Июньское небо над городом Зигеном


По пути вглубь замковых построек…

город Зиген

…немного простодушной флоры и фауны.

город Зиген

город Зиген

город Зиген

Тычинки классифицировать не буду многовато )


Продолжая рассматривать замковые постройки…

город Зиген

И берёзки такие «уместные» в немецком-то пейзаже.

город Зиген

Тут меня очаровал «прилепленный» к крепостной стене барочный портал. Его сюда из другого замка «сохранили» — как это мило, но это в тему «двери», то есть: отдельным рассказом.

город Зиген

Вход-выход в замок (главный) — под домом. Верх бергский-шиферный, низ — замково-каменный.
город Зиген

В замке теперь краеведческий музей — интересный, я такие люблю. И там есть огромные картины Рубенса. Впечатляющие сильно-сильно!

город Зиген

Приглашают на готовящуюся выставку «Рубенс встречает ландшафт» — пойду!

город Зиген

А ведь окна старого замка из камня обрамлены шифером. Кажется, впервые такие шиферные «подрамники» вижу.

город Зиген

город Зиген

Вхожу во внутренний двор замка.
город Зиген

О, а двери там есть, будут в отдельной коллекции.
город Зиген

Камни! Смотрите и под ноги…
город Зиген

А во дворе — камни, шифер и дерево.
город Зиген

Причудливо укоренилось.
город Зиген

Пристройки забавные.
город Зиген

И там, кстати, вход в шахту. Здесь всё изрыто внизу. А я вверх смотрю.

город Зиген

Новым шифером покрыта постройка замка. Солидно.
город Зиген

город Зиген

Заметили стену замка слева покатую? Она ведь когда-то была чёрной!!! Чем покрыта? Старым и обветренным уже камнем-шифером!
город Зиген

У крепостной стены — липа. Там жужжали пчёлки. Немцы и пчёлки любят липу, а я люблю эту страну.
город Зиген

Вид на замок с крепостной стены.

город Зиген

Оборона замка. Символическая. А про то время, когда и как укрепления замков и городов «сдавали» пушкам свои стены и башни, читайте в самом конце репортажа.
город Зиген

Со стены посмотреть — вниз: паркуются как могут, впритык к Рубенсу.
город Зиген

Да, всё впритык. Дерево (теперь уже пень) вот к каменной стене.
город Зиген

Уловите ракурс — замок растёт на пеньке, словно гриб.
город Зиген

А тут я «затесавшийся» мрамор в стене оборонительной нашла. И ну радоваться ему))
город Зиген

И липовый цвет вдыхать.
город Зиген

Много стен — это крепость. Там даже горшочные стены есть!

город Зиген

Я везде «наедине» с замком (за исключением одного тихого наблюдателя далей на обзорной площадке и парочек в тени деревьев на газоне, да старичка под старой же липой)…

Всё, финал. Уходим.

город Зиген

Выхожу из замка.
город Зиген

Вот такой в Зигене замок. И это ещё не всё! Иду в «простой» город, вниз. Расскажу в отдельном посте.


И было и дальше здорово, забавно и удивительно. Я просто не хочу читающих завалить а могла бы информацией. У меня была ведь ещё и — истинно — «встреча с Гейне» — ведь путешествовала похоже (как Гейне в Гарц, но я в «недалёкий» город Зиген, это в нашей земле, бергский регион, практически, «за углом»), что особо приятно.


«Выпишу» для себя (для экскурсии) книжный отрывок про артиллерию (ибо связано с обророной замков и тем самым временем, к которому зигенский замок относят).

Подлинный расцвет артиллерия пережила в XV и XVI веках. В эти два столетия было найдено несколько принципиальных решений, значительно увеличивших эффективность орудийного огня…

Металлические ядра (бронзовые и свинцовые) в XIV веке употребляли редко из-за их высокой стоимости. Но вскоре успехи металлургии представили в распоряжение пушкарей в большом количестве дешёвый чугун. Когда к концу XIV века начали получать и приготовлять чугун, то первыми чугунными отливками стали массивные ядра.

…Постепенно чугунные ядра полностью вытеснили из употребления каменные. Это повлекло за собой большие изменения во всем артиллерийском деле. Благодаря большой плотности чугуна вес ядер возрос, а объём их уменьшился (чугун в 2, 5 раза плотнее камня). Отпала нужда выделывать огромные стволы. Калибр пушек уменьшился, а толщина стенок ствола увеличилась. Появилась также возможность увеличить длину ствола …Чугунные ядра получили такую начальную скорость полета, какой каменные никогда не имели. Они летели дальше и поражали с большей силой.

Основным типом орудия становится собственно «пушка». (В средние века было три основных вида артиллерийских орудий, различавшихся по типу огня. Мортиры вели навесный огонь, при котором снаряды описывали крутую дугу, поражая противника сверху. Собственно пушки стреляли так, что ядра летели по пологой траектории, почти параллельно поверхности земли. Гаубицы занимали промежуточное положение.) Пушки имели наиболее простое устройство, были значительно легче бомбард, удобны в употреблении и обладали значительной скорострельностью. Большое распространение получили мелкокалиберные пушки, стрелявшие свинцовыми ядрами весом от 1/4 до 2 фунтов. Благодаря легкости такие пушки можно было легко перевозить и переносить с места на место, они быстро наводились и без труда пробивали насквозь даже самые прочные рыцарские латы.

В XIV веке кроме литых бронзовых были также кованые железные орудия. Последним отдавали предпочтение, так как бронза была недостаточно крепким и довольно дорогим материалом. Железные пушки ковались из продольных сваренных между собой полос, составлявших ствол, на который нагонялись для прочности непрерывным рядом железные кольца, так что пушка имела ребристую поверхность.

В начале XV века появились небольшие пушки, целиком отлитые из чугуна, а во второй половине этого столетия пушечное литье уже переживало расцвет. Первые чугунные пушки еще были неудовлетворительного качества, и их часто разрывало на куски после первого же выстрела, но постепенно научились делать высококачественный чугун. Стволы отливали в формах из глины, сделанных по особым шаблонам, а канал ствола высверливали на специальных станках.

Параллельно шло совершенствование орудийных станков-лафетов. Самые прочные лафеты разваливались после нескольких выстрелов, так как принимали на себя основную силу удара. Швейцарцы во второй половине XV века первые придумали установить пушку на колеса и тем сразу решили несколько проблем. Орудие стало более подвижно и маневренно, а после выстрела оно откатывалось без всякого вреда для лафета.

Чугунные ядра и колесные лафеты сразу превратили артиллерию в опасное оружие. Она быстро перемещалась по полю боя, легко и скоро наводилась и бросала ядра, разрушавшие самые крепкие стены.

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике иDÜллия, Летнее, Окрестности, Приятно, Умно+Мысли+Книги с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>