Инвентаризация весны в Дюссельдорфе. Южный парк, третья серия — «Домики и дело рук человеческих»

Заключительное: о нежной весне, парке как таковом, его «дачном» окружении и о немецкой специфике.

В Южном парке Дюссельдорфа много уголков на все вкусы. Есть здесь, помимо полагающихся любому уважаемому себя парку деревьев, цветников, дорожек, скамеек и прудов, детские песочницы и даже водяные развлечения (включают летом), спортивные площадки, лабиринт из живой изгороди, крестьянский двор с домашней птицей, овцами+козами и свинками, а также вот такая площадка для … медитации.

Расположена довольно отдалённо, поэтому совсем пустынна. На человечке, «кверхтормашками» делающем колесо — изображение Будды.

А под цветущими деревцами — яркие кубики и непонятные камни для «посидеть-подумать-помечтать».

И инсталляции. Припоминается мне, что были в этом парке летние городские детские проекты. Разбивали палаточный лагерь на каникулы и с детьми занимались. Похоже, что это результат того проекта. Не знаю, верно ли моё предположение… Как раз сейчас, когда я тут уже третью серию про Южный парк публикую, мне пришло приглашение поучаствовать в экскурсии по этому парку. Там всё и разъяснят!

Интересно, в последнее время замечаю, что если я заинтересуюсь какой-либо темой и начну её освещать здесь, то местные газеты, журналы и телевидение (а теперь вот и бюро экскурсий!))) подхватывают «мою» тему. И кто им только про мои темы рассказывает?..

На эту вот «стенку» для гномов сиденья обратила внимание…

Что только сюда не «впечатали», можно разглядывать…

Я представила, что здесь с детьми занимались «кирпичной» темой.

Посидела, полюбовалась цветением. Послушала птиц. Ощутила мир и покой.

Посмотрела задумчиво на инсталляции «В кругу друзей камней» и «Пики-стеллы».
*названия, естественно, мои)

Пики — креатив из гончарного, кирпичного и «нанизательного» направления. Так можно и детей с ремеслом и зачатками искусства познакомить и для людей «задумчивость» в парке обеспечить. Я — за!

*обратите тут внимание на задний план: крыши, домики-малютки для гномов о них тоже хочу ниже заметить:)

Рыбка из керамики. Всё-таки, напрашивается мне дума о «Городке мастеров» в летнем лагере. Надо узнать.

Рядышком — поржавевшая и креативно продырявленная «ширма»…

Через прорези разных форм (детей учили работать с металлом?) смотреть на чудный мир или просто на небо — уже медитация!

От «задумчивой» площадки можно пройтись к крестьянскому двору, где сидят — совсем другой по стилю креатив — вот эти двое:)

Это ещё и «трудотерапевтический» комплекс для граждан-инвалидов. Весь парк «содержится в уходе» у специализированной организации, где трудятся инвалиды с ментальными затруднениями. Здесь у них в распоряжении есть огород, овощная лавка, мастерская, кафетерия. Людям дают возможность спокойно трудиться и радоваться результатами. Очень доброе начинание, поддерживаю его, захожу сюда за овощами!


А теперь, кстати — на тему овощей. Есть ещё один аспект: дачный, немецкий вариант, о котором давненько хотела рассказать.

У многих есть свои дома и садики при них. Везучки. Но и у обитателей маленьких городских квартир а Германии есть возможность, «приземлиться» — здесь, например, прилепившись заборчиком к парку, крестьянскому двору или кладбищу (оно тут тоже есть) в черте города (!). В Дюссельдорфе таких «огородно-садовых» пространств несколько, я часто прохожу мимо тех, что примыкают к Южному парку.

Бывший москвич и популярный немецкий писатель Владимир Каминер (на основе его довольно ехидной повести «Моя жизнь на немецкой даче» даже проводятся научные обсуждения «Концепт «дача» в русской и немецкой лингвокультурах») убежден, что у немецких дач — большое будущее:

«Горожанин интегрируется в лоно природы, в коллектив огородников-дачников… И потом, что ни говори, а история дач в Германии имеет свои корни. Самая большая травма для немцев – беспорядок. Если они абсолютно что-то не переносят, так это именно беспорядок… И вот тогда они ищут спасения в своих садиках-огородиках: здесь у них есть реальная возможность претворить в жизнь сию утопию абсолютного порядка, даже если она, в конце концов, будет выглядеть абсолютно нереальной, даже искусственной».

Он знает, о чём очень забавно-ехидно пишет, сам попробовал внедриться в такой садоводческий кооператив)))

В Германии более миллиона садоводов-любителей, которые объединены в живущие по собственным уставам сообщества. В послевоенные годы эти дачные кооперативы, называемые Schrebergarten, «Сад(ик) Шребера», превратились в оазисы выживания для очень многих жителей Западной и Восточной Германии. Теперь это немного забавно из-за особого менталитета.


*на левом домике прикреплена ехидная табличка «Кёнигсаллее» (это наша главная-славная улица города)))

Дачников по Шреберу (об этой теме — статья в конце моего сообщения) можно «обличить» в мещанстве, так как на грядках тут не только капуста и морковка, но и садовые гномы (постеснялась фотографировать, они так вызывающе на меня смотрели)))…

Всё очень игрушечное. И забавна изощренность «архитекторов»-любителей, ни один садовый домик не похож на другой! Вот тут домик (двухэтажный!) — полскворечника.

И с другой стороны — очень оригинально сконструировано. Учитывая, что домикам предписано быть не больше 24 кв.м.!

И почти у каждого домика за калиткой кто-то отгонял взглядом фотографов трудился, это в будний день, а на выходные будет аншлаг!

Вот, кому интересна тема, хорошая пояснительная статья про такую немецко-дачную забаву.

 


Автор: Сергей ЗОЛОВКИН
Немецкая дача и её задачи:

В отличие же от иных роскошных «фазенд» на территории СНГ все германские садово-огородные сообщества напоминают скромных, опрятных, тщательно ухоженных братьев-близнецов.

Жесткая регламентация, распространяемая одинаково и на рядового сборщика с конвейера BMW, и на начальника полицейского участка, осуществляется при помощи правил, внесенных в параграфы BKleingG – так сокращенно называется федеральный закон о малых садовых наделах от 25 февраля 1983 года.

Вообще-то первые «кляйнгартен», называвшиеся поначалу «арменгартен» – «садик для бедняка», появились еще в кайзеровской империи на рубеже XVIII и XIX веков. Богатейший прусский помещик Карл фон Хессен в период неурожая посчитал целесообразным поделиться частью своих собственных территорий в рамках борьбы против голода.

Так в городке Каппельн и начинался эксперимент, получивший фантастически успешное развитие. Суть затеи в том, чтобы некоторые из наемных работников, в первую очередь многодетные, смогли за смешные деньги взять в аренду грядки размером 20 на 20 метров. И засадить их всем необходимым для пополнения семейного стола.

Наша бывшая землячка Эльвира Гердт конструирует такие вот дачные фонтаны
Наша бывшая землячка Эльвира Гердт конструирует такие вот дачные фонтаны
Фото Эммы ЧАЗОВОЙ-ЗОЛОВКИНОЙ

Мощный толчок почину придал и берлинский врач Мориц Шребер. Обладая талантом публициста, он описал в своих журнальных очерках все те плюсы, что получают городские жители и их дети на свежем воздухе, среди собственноручно выращенных цветов, моркови, яблок…

К 1826 году уже 19 германских городов обустроили «садики Шребера». Это еще одно название кооперативов, объединяющих на сегодня свыше трех миллионов западноевропейских арендаторов и владельцев «грундштюк» – так по-немецки обозначают три-четыре сотки плодородной земли. Больше не получается никак. И по закону не положено, и объективно, в силу географических особенностей Западной Европы, невозможно.

Тем не менее даже страдающей земельным дефицитом Германии удалось уже удовлетворить запросы более чем миллиона огородников, садоводов и цветоводов как среднего достатка, так и с весьма скромным материальным состоянием. Им на сегодняшний день продано или передано в долгосрочную аренду около 46 тысяч гектаров плодородной почвы, иногда даже в самом центре того либо иного мегаполиса.

Знаменитый немецкий «орднунг» – порядок, и в этих бытовых вопросах – прежде всего. Первыми перестали пускать на самотек дачные увлечения в портовом городе Киль, где еще в 1830 году создали Общество добровольных садовников.

Высший же орган самоуправления для возделывателей личных грядок в ФРГ называется сокращенно BMVBS. Над этим Федеральным союзом садоводческих общин возвышается лишь Международное бюро, дислоцированное во французском городке Дю-Койн-де-Терре с 1926 года.

Красота требует жертв

Владимир Каминер, бывший москвич и довольно популярный в современной Германии писатель, заметил как-то: «Горожанин интегрируется в лоно природы, в коллектив огородников-дачников… История дач в Германии имеет свои корни. Самая большая душевная травма для немцев – беспорядок. Если они абсолютно что-то не переносят, так это именно его… И вот тогда они ищут спасения в своих садиках-огородиках: здесь у них есть реальная возможность претворить в жизнь сию утопию абсолютного порядка, даже если она в конце концов будет выглядеть абсолютно нереальной, даже искусственной».

Необходимо дополнить бывшего москвича: вовсе не ради унылого, казарменного единообразия немецкие законы «стригут» «кляйнгартен» под одну гребенку. Есть своя мудрость в том, чтобы товарищества выделяли землю всем принципиально одинаково. Не более 400 квадратных метров – и точка.

Это для того, чтобы никто не кичился своим богатством перед соседями. Как и для того, чтобы научиться полноценно отдыхать бок о бок с другими в миролюбивой гармонии. Не получая помех, но и не мешая никому.

Высоких заборов между «близнецами-дачками» быть не должно. Домики в каждом из наделов могут быть украшены по-разному, но площадь их строго ограничена 24 квадратами.

Дачный поселок – все строго отмерено!
Дачный поселок – все строго отмерено!
Фото Эммы ЧАЗОВОЙ-ЗОЛОВКИНОЙ

Эти строения ни в коем случае не являются местом для постоянного проживания. Единичное исключение прогремело на всю Германию и связано, что особенно интригующе звучит в нашем издании, именно с казахстанскими корнями. Но об этом чуть ниже.

Каждый член товарищества должен быть ознакомлен с так называемым «паевым договором», где согласно параграфам федерального закона есть просто драконовские на фоне нашей «дачной вольницы» правила. Например, под петрушку-морковь-клубнику-малину и прочее разноблюдие отводится не более трети территории. И под газончики-фонтанчики-беседки – только треть. Остаток – под дачный домик с терраской. И – никакой самодеятельности!

Нашей землячке Эльвире пришлось однажды стать свидетельницей маленькой драмы у соседей, тоже «казахендойче», только из Карагандинской области. У Вальтера (назовем его так) еще сын-первоклассник помогал отцу высаживать пихты. Теперь парень служит в бундесвере, а деревья вытянулись выше дозволенных двух с половиной метров. На что, как на грубейшее нарушение, и указала контрольная комиссия, совершающая регулярные обходы.

Взрывной по характеру Вальтер тогда закатил громкий скандал, а потом сгоряча все хвойные на своей делянке вырубил. При встрече же с корреспондентом «Каравана» бывший горняк фотографироваться наотрез отказался.

– Крестьянину, значит, можно, сколько хочешь в высоту, а дачнику – ферботен, то есть – кирдык! – ругался он, по ходу ровняя травку между кустиков. – До чего же дурацкие у них здесь бывают правила!

Тем не менее Вальтер признает: именно неуклонное им следование позволяет превращать германские дачки в сущий рай на земле. Где абсолютно все радует взгляд своей ухоженной красотой.

Бывший передовик крупнейшей карагандинской шахты из своего кооператива с его «дурацкими правилами» выходить не собирается. Он вполне удовлетворен тем, что все его дачные расходы, включая траты на энергию и воду, не превышают здесь двухсот евро в год.

И хотя переселенец потерял недавно работу, после начисления пенсии ему будет вполне по силам платить не только за съемную квартиру, но и за «фазенду». До которой семье добираться на общегородском автобусе не более 15 минут.

Турецкий «пират» с кызылординской родословной

Если верить немецкой прессе, предки Османа Калина жили в казахстанском райцентре Теренозек, а затем перекочевали в окрестности Стамбула. Оттуда Осман еще три десятка лет тому назад перебрался в Восточный Берлин. И самовольно освоил пустырь у стены, разделявшей город не просто на две части, на разные миры.

С домиком
С домиком «садово-огородного» нарушителя власти смирились
Фото Эммы ЧАЗОВОЙ-ЗОЛОВКИНОЙ

Как пишут теперь германские СМИ, Осман сумел получить официальное разрешение властей ГДР копаться в своем огороде. Ему было поставлено два условия: нельзя использовать «антифашистский вал» (так официально называлась стена в ГДР) для разведения вьющихся растений, а хижина пожилого турка, сколоченная из подручного материала, не может быть выше одного этажа.

Местные жители начали приходить на экскурсии, ведь тщательно возделанный огородик «казахстанского турка» казался райским уголком в этом заброшенном месте.

Когда стену снесли, пустой земли вокруг стало еще больше. Осман пиратским способом продолжал расширять территорию.

Полиция пыталась его остановить, но как-то вяло, нерешительно. А когда зацвели вишни и начал плодоносить виноградник, вообще махнули на самозахватчика рукой.

Теперь этот живописный домик, заметно выросший вширь и ввысь, стал объектом экскурсионного показа. Деревья здесь намного превышают 2,5 метра, одно даже проросло сквозь стену домика.

Городские власти мирятся с нарушением закона и потому, что у Османа более десятка ребятишек, и потому, что этот шмат земли в форме вытянутого треугольника пока не востребован под какую-нибудь стройку. Так что, сам того не желая, трудолюбивый возделыватель грядок из Турции стал единственным и самым известным «садово-огородным» нарушителем ФРГ.

 

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Весеннее, Дюссельдорфский альбом, иDÜллия, ПроDÜссельдорф, Садово-парковое, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>