Июньская заметка градоведа. Я в Дюссельдорфе, погрузившись в дела.

«…важно не то, где ты, а когда ты»

Д. Кларксон
«В поисках потерянного времени»

… и я даже не знаю, когда я *хорошо, хоть знаю где (в Дюссельдорфе, конечно :-)

Я вот сейчас — совсем время растеряла, или растерялась во времени.

Во-первых: много работы и разных проектов (это помимо экскурсий). Себя бы не потерять в них. Они разные, перечислю только названия: подготовка встречи на 30 человек с программой 5 дней, финал-сдача для системы резервирования отелей (800 гостиничных хозяйств), переустройство системы делопроизводства для 4 отделов гортурбизнеса, воркшоп «Интер-культурный тренинг» для пятизвёздочного отеля, «дизайн» частного автомобильного маршрута «в глубинку» (дописать начисто осталось) на три дня, предложение по аудиогиду (немецкие города), переговоры по книге-путеводителю (перевод существующего или моя концепция)…

За письменным столом сижу много (так как неделя в поездке в Москву выпала), даже чересчур. Пишу письма и готовлю планы. Мысли путаются. Сосредоточенности не хватает.

Во вторых: меня тянет к деталям и конкретно — к средневековому искусству, к современному — тоже тянет. И почитать — книг и вопросов накопилось, фотографии разобрать, написать что-нибудь не по заказу, а для себя или про своё, что видела, что нашла…

В прошлое воскресенье прогуливалась с проектом «КлубОК» в город Зост.
Отзывов-репортажей и не дождаться (ну, почти) — все заняты (как и я).

(-: спасибо Ирине К. за фото :-) Хорошо маскируюсь?)

А поэтому — цитаты из статьи (если же уже сама не успеваю высказаться) Д. Кларксон «В поисках потерянного времени» (где он разбирается с современной архитектурой — здание в стиле деконструктивизма — он резок и … подчёркивания — мои)):

«Это произведение искусства, и оно сидит у нас на шее»

Путешествуя, мы любуемся современной архитектурой. Эта Арка Де-фанс в Париже, это новый Рейхстаг в Берлине. Это башня Трансамерика в Сан-Франциско. И даже Купол тысячелетия.

Взять вот музей Гугенхайма в Бильбао. Кто говорит, что он похож на пароход, кто – на огромную стальную рыбу, третьи, с архитектурным образованием, считают, что вид музея отражает слияние портового прошлого Бильбао и недавно развившейся в нем тяжелой промышленности. Но суть в том, что такая фигня в городе смотрится примерно так, как смотрелся бы Тадж-Махал в Барнсли. Здание музея доминирует и над городом, и над вашим мыслительным процессом с одинаковым апломбом. Оно торчит на каждой улице, а когда его не видно из окна, оно маячит у вас в голове.

Вы бросаете недоеденную паэлью и, повинуясь неведомой силе, идете еще и еще раз смотреть на это.

Это северное сияние. Это лунная радуга. Это метеоритный дождь и торнадо, смешанный с самым потрясающим африканским закатом в одном. Я видел голую Кристен Скотт Томас. Поэтому я просто должен был зайти внутрь.

Это головная боль всех строителей – начиная от Центра Помпиду до Купола тысячелетия: чего бы такого засунуть в здание, чтобы внутри оно было интереснее, чем снаружи?

Ну, я был просто рад снова выйти наружу, сесть в баре и таращить глаза на это нагромождение из титана и золотистого известняка.

Чтобы вот это построить, пригласили трех архитекторов. Каждому дали по десять тысяч баксов и три недели, чтобы что-то придумать. Контракт достался канадцу Фрэнку Гери. (*) Но кто заплатил за это?

Гугенхаймы заработали свои деньги на угле, но потеряли кучу бабла, когда их шахты в Южной Америке национализировали. Сегодня семья является крупным спонсором искусства, но бюджетные денежки тоже любит. И в Бильбао они их получили – сто миллионов долларов. Но тут возникает вопрос. Каким образом Бильбао – один из самых серых и уродливых городов мира – смог выделить сто лимонов для строительства музея? В Англии города такого пошиба не могут себе позволить лишней мусорной корзины на улице, не говоря уже о строительстве современной версии Вестминстерского аббатства.

Поскольку это Испания, ответы на эти вопросы получить сложно. У всех на телефоне стоит автооответчик: «Ушел на обед, вернусь в сентябре». В Испании, если вы чудом кого-то застали на рабочем месте, не факт, что добьетесь того, за чем пришли. Испанцы слишком заняты, чтоб работать.

Каким бы ужасным ни казался нам Купол тысячелетия, мы сумели построить самое большое здание в мире. Приезжайте к нему, но только не заходите внутрь

Написано Джереми Кларксоном (он – «самый скандальный, провокационный, неполиткорректный, циничный и брутальный журналист не только Британии, но и, возможно, всего мира«). «Мир по Кларксону» – это сборник колонок этого автора, выходивших в Sunday Times в 2001–2003 годы.

Аннотационно: «Тексты Кларксона, искрящиеся остроумием и раздающие пощечины общественному вкусу, вызывают у читателей самые неоднозначные эмоции – от гневного возмущения до восхищения, граничащего с преклонением. Воскресная колонка Кларксона в Sunday Times – первое, что открывают утром большинство читателей газеты, желая узнать, кто в этот раз подаст на Кларксона в суд. При всей эпатажности и нарочито вызывающем тоне слова журналиста имеют необычайно большой вес

Я — не журналист, но инсайдер, я — если и пишу — то не «скандально, провокационно, неполиткорректно, цинично и брутально», но с осторожно и обдуманно. А мои слова какой вес имеют? маааленький :-) и времени у меня для написания маааало :-(

Но вот вырвала его (кусочек времени сегодня утром) для этой «бездельной» заметки, чтобы не выпадать из той жизни, в которой всё «по делам»… И умчалась по срочным и многообразным делам, по Дюссельдорфу)

Привет всем из Дюссельдорфа!

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Программы, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария: Июньская заметка градоведа. Я в Дюссельдорфе, погрузившись в дела.

  1. Ирина говорит:

    Передача отличная! Юмор у них такой специфический, очень острый… настоящий английский?))))

  2. Ирина говорит:

    Спасибо за поездку-экскурсию в Зост,было очень интересно и зелено.Это тот Дж.Кларксон,кот.в Top Gear?

    • Татьяна*Schön говорит:

      Да, это он, Ирина!

      И говорит: «…недавно провёл неделю в России — стране, где, кажется, не изобретали манеры поведения. Когда администратор на ресепшне отеля просит ваш паспорт, она не говорит «Не могли бы вы показать ваш паспорт на минутку, сэр, если это вас не сильно затруднит?». Она говорит: «Паспорт». А если вы его не можете найти за три секунды, то добавляет: «Скорее!». Если вы заказали блюдо, которого на данный момент нет в меню, то не будет никаких долгих неловких объяснений от официанта. Он просто говорит: «Этого нет». А если вы пытаетесь протащить ваш багаж через вращающуюся дверь, никто не будет терпеливо ждать, пока вы не решите проблему. Будут постоянно толкать двери, пока в сумке у вас всё не побьётся, и все пальцы не будут отбиты. Когда британец-фанат Top Gear хочет сфотографироваться со мной, он часами объясняет, как его сын смотрит шоу на канале «Dave» и как он может пародировать меня, и как все в доме «молятся» на нашу передачу. В России же просто говорят: «Фото». И если у них с собой нет фотоаппарата, то вам говорят стоять и ждать, пока они не съездят домой и не возьмут его…»
      :-)

      Источник: http://www.adme.ru/articles/dzheremi-klarkson-o-russkih-586755/ © AdMe.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>