Карнавал. Теоретическое. «Хелау!»

Позвольте представить: Карнавал

— это вышедшие на улицы сотни людей с разрисованными лицами, в разнообразных иногда с нашей точки зрения весьма красивых, а иногда и нелепых костюмах (тут надо сказать, что есть люди, которых карнавал настолько раздражает, что они уезжают из города, чтобы не видеть «этих всяких безобразий»). Чтобы глубже проникнуться карнавальными радостями, нужно желание и умение дурачиться со вкусом, знание карнавальных песен и местного диалекта. Приблизительно 40-45% жителей больших городов — карнавальных «метрополий» Майнца, Кёльна и Дюссельдорфа — каждый год со пристрастием, удовольствием и чувством особой ответственности за важность всего совершающегося погружаются во всё то, из чего состоит карнавал.

Так из чего же состоит  немецкий карнавал, в частности: на Рейне? Ежегодно, начиная с ноября — с 11.11., в украшенных карнавальной символикой залах тайком от туристов устраиваются «Мужские заседания», «Женские заседания», «Костюмные балы», «Танцевальные балы», на которых присутствуют от 200 до 5000 человек (входные билеты стоят от 11 до 75 евро) с тройной целью: других посмотреть, себя показать, да хорошо выпить повеселиться в карнавальных костюмах! А ещё состоит он из гуляний, шествий и сборищ с пением песен, раздачей карнавальных орденов, пародийным разыгрыванием актуальных и вечных тем.

Праздничный комитет карнавала, который работает весь год для того, чтобы в течение одной недели в городе всё пришло в полный беспорядок – или превратилось в удивительную новую радость жизни – это уж как на чей взгляд.

Происходит много подготовительных событий во время предкарнавальных месяцев… К карнавалу, например, все-все кондитерские готовят сладкий «хворост», печенье и воздушные пончики из заварного теста.

Весь сезон, с ноября по февраль, в городе проводятся шутовские посиделки с участием традиционных карнавальных обществ, политиков и различных знаменитостей, называются они «прункзитцунг», то есть «великолепными заседаниями», а сходки альтернативщиков — «штункзитцунг», то есть «склочными заседаниями». Очень напоминает вечера сатиры и юмора, КВНы или передачу «Вокруг смеха», когда профессиональные карнавалисты «травят» анекдоты и поют сатирические куплеты.

Гвардейская форма. Экспонат музея Карнавала в Дюссельдорфе.

Карнавал — дело серьёзное и недешёвое. Каждое карнавальное общество имеет свою корпоративную эстетику.Karneval Düsseldorf

Гвардейская форма. Экспонаты музея Карнавала в Дюссельдорфе.

Карнавальные костюмы, атрибутика и билеты на праздничные вечера стоят больших денег, выступления популярных юмористов расписаны на два-три сезона вперёд.

О собраниях-застольях
Комитеты отдельных карнавальных обществ представлены «президиумом» из 11 мужчин, на «Заседаниях» они «председательствуют» — стоят или сидят в глубине сцены в специальных шляпах-пилотках («волнительно» напоминающих плывущие по Рейну кораблики), во многих случаях они ещё и украшены длиннющими перьями.

На «заседания» приглашаются любимцы публики — специальные карнавальные артисты. Они поют популярные шальные песни о городе, и зал им дружно подпевает. Весьма важны рассказчики с их юмористическими «докладами», свежими политическими анекдотами (например, про известное местное противостояние городов Кёльн – Дюссельдорф), и менее важными забавными новостями об экономике и политике Германии в целом.

Версии карнавалов в разных городах Германии
Они отличаются друг от друга не только внешним обликом карнавальных костюмов, содержанием мероприятий, но и набором песен: у каждого города или региона они свои и свои же авторы, создавшие эти песни. Поют о «малой родине», воспевают радость жизни у «себя». Карнавальные рассказчики сохраняют и передают дальше традиции настоящего местного диалекта (у каждого города он свой!, но понимают диалект сегодня далеко не все горожане (понаехали))). Со сцены звучат весёлые тексты («речи» и песни) на местном диалекте, вызывающие всеобщий смех зала. А под карнавальные песни (подхватываемые всеми собравшимися в зале) все танцуют и качаются, взявшись под руки…

В зале очень тесно расставлены столы, на которых во время «заседаний» стоит вино и минеральная вода (дорогие!). Их заказывают и оплачивают индивидуально. Разносят свежее разливное пиво. За длинными столами тесно сидят мужчины и женщины в карнавальных костюмах, часто сшитых профессионалами и по специальному заказу, костюмы пар или групп посвящены одной теме: это могут быть «разбойники», «ковбои», «индейцы», «французы», «поросята», «младенцы», «куклы» и т. д. Все вместе поют карнавальные песни, берут соседей под руки, качаются, кричат хором, танцуют (в конце – на столах!), и всё это вместе — 5-8 часов…

Эскиз костюма, 1950 год. Экспонат музея Карнавала в Дюссельдорфе.

О гвардейцах и их «величествах» 
Гвоздём программы всегда становится участие «Гвардии» («Garde») какого-либо из карнавальных обществ: это от двадцати до ста мужчин, ярко и пышно разодетых в форму одного из рода войск старинной прусской армии. Они сопровождают карнавальную «знать» — Принца и «Венецию»-Принцессу (в Дюссельдорфе и Майнце) или же «триумвират»: Принц(Prinz)+Крестьянин(Bauer)+Девица(Jungfrau), все исполняются мужчинами — в Кёльне. Эти самые главные герои карнавала, одеты в красивые костюмы.

Учитывая, что этим лицам предстоят большие расходы, начиная от заказа за свой собственный счет весьма богато украшенных карнавальных костюмов – это всегда очень состоятельные горожане, пользующиеся влиянием и авторитетом.

Принцы и их дамы — Венеции. Экспонат музея Карнавала в Дюссельдорфе.

Мой любимый персонаж — танцорка Марихен.
Для современного общества и сегодня ещё важны воспоминания о строгой дисциплине прусской армии — и включение в карнавальную «гвардию» танцовщицы Марихен (эдакой маркитанки) является подтруниванием и «ласковой» насмешкой над этими старопрусскими традициями.

Костюмы Марийхен и Гвардейца. Экспонаты музея Карнавала в Дюссельдорфе.

Марихен (Mariechen) — девушки, в основном блондинки с двумя толстыми косами. «Марихен» выступает в очень короткой юбке, и её костюм всегда соответствует цветам «гвардии», с которой она выступает.

По старой традиции в женских костюмах танцовщиц «Марихен» были мужчины, в рамках борьбы с любыми проявлениями гомосексуализма танцовщиц «Марихен» заменили на настоящих девушек (тогда, согласно предписанию от 1933-го года в шутовских речах и карнавальных анекдотах ещё и строго запрещалось прохаживаться на счёт официальных лиц, зато в программе появились антисемитские шуточки и песенки).

В 1945 году можно было снова «завести» Марийхен мужского пола, но женская роль прижилась и стала менее пародийной, но более симпатичной и женственно-спортивной. Марихен «танцует» теперь, как в фигурном катании (одиночно или парно, иногда в ансамбле), её танцы — это «художественная гимнастика» на сцене под весёлые польки-марши — с маршированием, прыжками, шпагатами, ношением и на руке «офицера» и подкидыванием к потолку, многочисленным перёвертываниям через голову для показа длинных красивых ножек в разных позициях (ножки действительно всегда очень»даже ничего»!).

Об орденах
В карнавал происходит награждение за дурашливость. На орденах изображаются различные карнавальные герои, они отражают местность, в которой проходит карнавал, и рассказывают, соответственно, историю.

На главном ордене карнавала 1997 года в Кёльне были помещены баки для мусора, так как бургомистр в том году настолько, говорят, замучил всех рвением чистоты, что это даже нашло воплощение в металле карнавального ордена…

Вообще-то орденов ежегодно выпускается очень много разных, так как их для себя (примерно от 150 до 1500 штук) производят различные организации и даже просто люди-энтузиасты. Этими орденами потом награждаются все «приближённые» и участники происходящих во время карнавала «шоу» — собрания-застолья.

Ордена. Экспонат музея Карнавала в Дюссельдорфе.

Карнавал – это всенародный праздник, в котором участвуют жители «от 5-ти до 105-ти лет» – это не просто разрешение для молодежи (и нестарых духом) дать выход в течение семи дней варварским инстинктам разрушения, и это далеко не только сплачивание различных слоев населения, используя экономические принципы, на «Заседаниях» и «Балах», — хотя всё это есть, как есть и многое другое. И мистический смысл обряда «Сожжения куклы» (зимы?), и политическая борьба в обществе, отраженная листовками, митингами, анекдотами, пародийными куклами – все эти самые разнообразные стороны современного общества также нашли своё место в карнавале. Но главным, скорее всего, для каждого участника этих действ является выражение и признание в глубочайшей любви к своей земле, к Рейну, к городу — к малой родине…

О языке карнавала на Рейне
Рейнский диалект, на нём поют карнавальные шлягеры, рассказывают анекдоты, произносят шутовские монологи. В каждом из регионов Германии, где празднуется карнавал — свой клич, и за дюссельдорфское «Хелау!» вас в Кёльне могут и стукнуть обидеть чем-нибудь.

Дух соперничества между двумя рейнскими метрополиями очень живуч. Спросите коренного кёльнца про Дюссельдорф, и он либо сделает вид, что вообще такого города не знает, либо с удовольствием перечислит множество негативных качеств, которыми обладают его обитатели.

Кабаре, политсатира, пародии или анекдоты «про тёщу» — принцип «шут шуту рознь» реализуется в полной мере.

Вот, несколько «ключевых» слов, которые необходимо запомнить для лучшей ориентации в карнавале:

Zooch — «цоох» — карнавальная процессия,
Jeck — «йек» — шут, дуралей, любитель карнавала,
Kamelle — «камелле» — бесплатные сладости.

Шут. Экспонат музея Карнавала в Дюссельдорфе.

Открытие уличного карнавала в Четверг Старых дев: тогда происходит массовый выход людей из залов на улицы и площади городов в карнавальных костюмах, некая тренировка кульминации — Шествия в «бешеный, или розовый понедельник» („Rosenmontagszug“),  когда  парады в течение 1-2 часов идут по различным городским округам, гремят духовые оркестры, громко звучат карнавальные песни, любимые народом, не только из репродукторов на площадях и из уст знаменитых певцов, но их подпевает весь город…

Уличные шествия в различных частях города (некоторые – незначительные, на полчаса), вечерние концерты на площадях, а также «Шествие духов», возникшее относительно недавно (30 лет назад) в Кёльне – это альтернативное всему остальному карнавалу.

Уличное шествие в Кёльне, совершающееся только по вечерам – с 18.00 — до поздней ночи, и музыка там – отнюдь не весёлые карнавальные песни, а тревожный стук барабанов… Первый «Гайстерцоох» состоялся в 1992-ом году. Его участники почтили память невинно убиенных ведьм, завершив шествие на площади у Церкви Святой Агнессы, где когда-то пылали костры инквизиции. Организаторы каждый раз придумывают какую-нибудь важную общественную или политическую тему, например, «положение безработных» или «терпимость к меньшинствам». В «Шествии духов» 2004 года было много отрицательных лозунгов против современных государственных деятелей и политиков Германии, доминировавший лозунг: «Кельн – главный город воров!».

«Мягкая оппозиция»?

Финал
Окончание карнавала с «Погребением шута«
(или „Сожжением куклы“, или «Похоронами Карнавала«) и „Пепельной среды“ („Aschermittwoch“). Бесшабашное «пятое время года» завершается так: в среду народ похмеляется и по традиции ест рыбные блюда. Верующим католикам, у которых в этот день начинается великий пост, священники в церквах рисуют на лбу крест — золой, чтобы помнили из чего появились, и во что обратятся…

Историческое «наследие».
Карнавалу почти 700 лет. Первое упоминание о немецком карнавале в летописи датируется 5 марта 1341 года. Карнавал и запрещали, и отменяли, и возрождали, и облагораживали. В Кёльне, например, после французского правления — в 1823-ем карнавал возрождается и обрастает организационными структурами вроде праздничного комитета, парадных корпусов, шутовского правительства-триумвирата.

Историческая форма карнавального полицейского. Экспонат музея Карнавала в Дюссельдорфе.

Кёльнский карнавал в начале 19-го века (на тот период и ориентированы нынешние карнавальные традиции) возродили местные интеллектуалы, которые были сплошь представителями немецкого национального романтизма. Первый оргкомитет поставил цель окультурить своё детище, сочетая рейнскую жизнерадостность с венецианской театральностью и пышностью.

Писатель Кристиан Самуэль Шир констатировал в «Альманахе кёльнского карнавала» за 1824-й год:

«Зрелище, открывшееся глазам на улицах, представляло собой порождение тривиальности». Ссылаясь на Новалиса, Шир ставит перед коллегами из оргкомитета задачу, превратить карнавал в целостное произведение искусства: «Мир следует романтизировать. Лишь так можно вновь обрести его изначальный смысл. «Низкое я» отождествляет себя вследствие этого с «я» возвышенным… Наделяя простое высоким смыслом, привычное таинственным обликом, знакомое достоинством незнакомого, конечное, призрачностью бесконечности, я романтизирую действительность…»

Экспонат музея Карнавала в Дюссельдорфе.

Фотографии, которыми я иллюстривовала
эту «научную» статью о рейнском карнавале,
сделаны в дюссельдорфском музее карнавала.

О костюмах, которые заслуживают того, чтобы выставлять их напоказ в музеях — отдельный фоторепортаж (планирую, фото в обработке).

«Хелау!»

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике 1, Окрестности, ПроDÜссельдорф, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Карнавал. Теоретическое. «Хелау!»

  1. Ирина говорит:

    Татьяна, добрый день! Вы пишете, что «Весь сезон, с ноября по февраль, в городе проводятся шутовские посиделки с участием традиционных карнавальных обществ» — подскажите, пожалуйста, как можно попасть на подобные посиделки в начале декабря 2015? Есть ли у них афиша? Где обычно проходят такие собрания? Заранее благодарю за оперативный ответ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>