Клара и Роберт Шуманы в Дюссельдорфе

Проливать свет в глубины человеческого сердца —
таково призвание художника!

Никто не может больше того, что он знает.
Никто не знает больше того, что он может.

Тот, кто не знает самых значительных явлений
в литературе, считается необразованным. В музыке
мы должны были бы достигнуть такого же положения.

Разве дилетанты не норовят в один миг разделаться
с тем, над чем художники размышляли днями, месяцами
и годами?

Роберт Шуман

В 1850 году Роберт Шуман занял пост городского «музыкального» директора в Дюссельдорфе. Поначалу он чувствовал себя счастливым и испытал прилив вдохновения, о чем выразительно свидетельствуют обаятельные Концерт для виолончели с оркестром и 3-я симфония, так называемая «Рейнская».

А что же Клара Шуман? Заботы о детях (за годы совместной жизни она родила восьмерых!), заботы о Роберте, часто болевшем, мнительном, впадавшем порою в депрессию – все это ложилось на плечи Клары. Чтобы покрыть возраставшие семейные нужды, выручала опять-таки Клара, которая выступала с концертами.

А возможности Шумана-дирижера становились слишком ограниченными для работы на посту «муз-директора», к 1853 году его душевное состояние ухудшилось и он больше не в состоянии был выполнять свои обязанности. Ухудщающееся состояние здоровья Шумана едва не сорвало 31 Нижнерейнский музыкальный фестиваль, состоявшийся в мае 1853 года в Дюссельдорфе. У него возникают и другие неприятности. Несколько членов муниципалитета, побуждаемые заместителем Шумана, Ю. Таушем, хотят сместить композитора с занимаемой им должности. Официальный протокол музыкального Комитета:

«Состояние музыкальной дирекции наших концертов в настоящее время вызвало у многих членов исполнительного комитета желание попытаться убедить господина музыкального директора д-ра Шумана разрешить господину Таушу замещать его при дирижировании в наших концертах, за исключением тех случаев, когда исполняются произведения самого господина Шумана… Во исполнение указанного выше решения, я (председатель Иллинг) вместе с господином д-ром Герцем направились к госпоже д-р Шуман. В наиболее благожелательной форме мы ознакомили ее с положением вещей, и, поскольку нам казалось желательным в интересах всех сторон, чтобы господин д-р Шуман не сразу же дал решительный ответ, направленный непосредственно комитету, а конфиденциально обсудил бы с нами дальнейшие шаги, мы высказались в этом смысле перед госпожой д-р Шуман и объявили в то же время, что мы в любой момент готовы к такому обсуждению».

Из дневника Клары Шуман:

«7-го ноября ко мне пришли господа Иллинг и Герц из Комитета и сообщили, что они желают, чтобы Роберт в будущем дирижировал только своими произведениями, остальные же господин Тауш обещал взять на себя. Это было подлой интригой и оскорблением для Роберта, вынуждающим его полностью отказаться от своей должности, что я сразу же и сказала господам, даже не поговорив об этом с Робертом. Не говоря о наглости, нужной для такого шага по отношению к такому человеку, как Роберт, это было и прямым нарушением договора, с чем Роберт ни в коем случае не примирится. Не могу выразить, как я была возмущена и как было мне горько, что я не могу избавить Роберта от этого оскорбления. О, здесь живет подлый народ. Здесь царит низость, а более порядочно мыслящие люди, как, например, господа Гейстер и Лезак, недовольно, но бездеятельно отступают перед ней. Чего бы только я не дала, чтобы тотчас же вместе с Робертом подняться и уехать отсюда, но если имеешь шестерых детей, это не так-то легко». 9 ноября. «Роберт передал комитету свое решение больше не дирижировать. Тауш ведет себя как неотесанный, необразованный человек при существующих сейчас обстоятельствах он не должен был бы дирижировать, а он все же дирижирует, хотя Роберт написал ему, что если он сделает это, он (Роберт) не сможет больше считать его порядочным человеком. Вообще дело все больше проясняется: Тауш, притворяясь совершенно пассивным, плел главную интригу. Хаммерс (бургомистр) ведет себя в этом деле очень дружески и охотно, если бы было возможно, посредничал. 10 ноября. Вечером концерт, а мы – дома. Дирижирует Тауш».

Из записей Шумана:

«7 ноября. Решающий день. Бесстыдства. 8. Колебания между Берлином и Веной. Письма д-ру Герцу и Таушу. 9. Письмо бургомистра Хаммера комитету. 10. Решение в пользу Вены. 17. Усиленная корреспонденция. 18. Здесь жалкие люди. 19. Ультиматум. Письма в Музыкальное общество и господину Таушу».

Осенью этого года Шуманы познакомились с тогда еще совсем молодым музыкантом, Иоганнесом Брамсом. Молодой пианист, придя по рекомендации скрипача Иоахима к Шуману, сыграл ему свои сочинения. Впечатление, которое он произвел на Шумана, и восторг последнего были безграничны.

Шуман посылает отцу Брамса свою статью о молодом композиторе и письмо:

«Уважаемый господин Брамс, Ваш сын, Иоганнес, стал нам очень дорог, его музыкальный гений принес нам часы, полные радости. Чтобы облегчить ему первые шаги в мире, я высказал публично свое мнение о нем. Посылаю Вам эти листки и думаю, что они доставят маленькую радость отцовскому сердцу. Вы можете с надеждой смотреть на будущее этого любимца муз и быть уверены в моем сердечнейшем участии в его счастье!…»

Получается, что Шуман начал свой путь композитора тем, что открыл Шопена, и завершил его открытием Брамса.

К сожалению, Шуман оказался серьезно болен, и болезнь его прогрессировала. В 1854 году у Шумана начались слуховые галлюцинации, не дававшие уснуть. Он слышал один непрерывно тянущийся звук, нередко (как он объяснял Кларе) «великолепную музыку, с такими удивительно звучащими инструментами, каких невозможно услышать на земле».

27 февраля Роберт совершил попытку самоубийства, покинув дом во время карнавала, без верхней одежды он направился к Рейну и он бросился в воду с моста. Шумана спас рыбак, но Роберт снова спрыгнул в реку; и снова был вытащен на берег и доставлен домой. Четвертого марта Шумана отвезли в частную психиатрическую клинику в Энденихе близ Бонна, где умер два года спустя. Похоронен там.

Клара Шуман до конца своей жизни пропагандировала сочинения своего мужа. Она пережила Роберта на сорок лет и скончалась в 1896 году. До 1854 года она сочиняла музыку, лучшие произведения Клары характеризуются незаурядной фантазией и мастерством. Современники ценили Шуман-пианистку не только за блестящее владение новейшим репертуаром (Шопен, Шуман, Брамс), но и за высокую культуру интерпретации и певучий тон.

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике ПроDÜссельдорф, Умно+Мысли+Книги с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>