«Лазарь Лисицкий был человеком мира и универсалом».

Лазарь Лисицкий был автором идеи горизонтальных небоскребов — «домов-утюгов», рождённой в 1923-25 годах в Москве и осуществлённой в 2002 году в Дюссельдорфе, в Медийной гавани, по адресу: DOCK Düsseldorf Office Center, Kaistraße 2.

Интересные подробности про классика мирового конструктивизма — цитирую статью «Звезда по имени Эль» из журнала «Архнадзор», 2012 год, автор — Марина Хрусталева:

«Он прославился как художник-график, полиграфист, автор фотомонтажей, театральный сценограф, оформитель выставок, теоретик дизайна, архитектор-визионер. До недавнего времени считалось, что все его наследие – на бумаге.

Он был родом из маленького местечка в Смоленской губернии, рос в Витебске и Смоленске, в 1909 году уехал учиться в Политехническую школу Дармштадта, а потом Риги. Обошел пешком пол-Европы, изучая классическую архитектуру. …

В 1919 году он уже преподавал в Народном художественном училище в Витебске у Шагала, куда вскоре приехал Малевич. Это было невероятное место, точка роста для нового мира, куда там нынешней Стрелке. Эйзенштейн вспоминал: «Здесь главные улицы покрыты белой краской по красным кирпичам. А по белому фону разбежались зеленые круги. Оранжевые квадраты. Синие прямоугольники. Это Витебск 1920 года. По кирпичным его стенам прошлась кисть Казимира Малевича…». И Лисицкий тут же увлекся супрематизмом, придав ему трехмерность и практическое значение: его проуны («проекты утверждения нового») стали «пересадочной станцией от живописи к архитектуре». С 1920 года он подписывается уже «Эль».

В 1921-25 Эль Лисицкий жил в Германии и в Швейцарии, близко общался с берлинскими дадаистами и деятелями Баухауза, вступил в голландское объединение «De Stijl» , положившее целью обновление искусства через радикальное обновление человека. Деятельный и общительный, Лисицкий стал «послом русского авангарда» в Европе. Именно он выпустил первую монографию об архитектуре советского авангарда, изданную за рубежом – 100-страничную книгу «Россия: Реконструкция архитектуры в Советском Союзе» (в английском издании 1970 года – «Россия: Архитектура для мировой революции»), до сих пор не переведенную с немецкого оригинала.

Вернувшись, он преподавал во ВХУТЕМАСе и во ВХУТЕИНе; в 1932-40 годах оформлял главные «экспортные» журналы «СССР на стройке»; участвовал в архитектурно-художественном оформлении ВСХВ и советского павильона на Всемирной выставке в Нью-Йорке в 1939-м.

Эль Лисицкий умер под Новый год, 30 декабря холодного 1941 года, от обострившегося туберкулеза. Он похоронен на Донском кладбище в Москве, в очень скромной семейной могиле. …

В 1922 году состоялась первая персональная выставка Эль Лисицкого в Ганновере, в 1924 — в Берлине и в 1925 — в Дрездене. В Москве первая выставка была устроена Н.И. Харджиевым в Музее Маяковского только в 1960 году, в 1967 еще одна прошла в Новосибирском Академгородке, следующие были подготовлены лишь к столетию в 1990-91 годах. …

Графика Лисицкого хранится и выставляется в крупнейших музеях мира: в Гуггенхейме, музее Людвига, галерее Тейт, нью-йоркском MoMA, Институте Гетти. В ноябре 1997-го галерея Gmurzynska на ярмарке Арт-Кельн продала макет его книги «Сказ про два квадрата» (1922) из коллекции Харджиева за сумму около $ 1 млн.  …

Архитектор по образованию, Лисицкий перевел в разряд архитектуры потрясший его живописный супрематизм. Малевич мечтал об этом: «Установив определённые планы супрематической системы, дальнейшее развитие уже архитектурного супрематизма поручаю молодым архитекторам в широком смысле слова, ибо вижу эпоху новой системы архитектуры только в нём». Супрематические композиции Малевича, представлявшие собой сочетание плоскости с движением, то есть с иллюзорным изображением времени, стали прообразом знаменитых «проунов» Лисицкого. Круг, символ вселенной, прорезается диагональными плоскостями прямоугольников, формирующими третье измерение. Незыблемый город прошлого становится новым «динамическим городом», подвластным любым метаморфозам. В «Фильме жизни» Лисицкий писал: «Новые открытия, которые позволяли двигаться в пространстве новым образом и с новыми скоростями, создавали новую реальность. Статичная архитектура египетских пирамид преодолена: наша архитектура катится, плывет, летит. Форму этой реальности я хочу найти и создать». Теория супрематизма превратилась у него в космическую социальную утопию построения всемирного города-коммуны.

Люди старой школы и тонкой душевной организации противились этому. В статье «Гуманизм и современность» (1922) Осип Мандельштам восклицал: «Кто осмелится сказать, что человеческое жилище, свободный дом человека, не должен стоять на земле, как лучшее её украшение и самое прочное из того, что существует?». «Будетляне», напротив, приветствовали. В том же 1922-м Велимир Хлебников предсказывал: «Точно змея, плывущая по морю, высоко поднявшая свою голову,по воздуху плывет здание, похожее на перевернутое Гэ. Летучая змея здания».

Именно так выглядели придуманные чуть позже «Горизонтальные небоскребы» Лисицкого (1923-25) – длинные трехэтажные здания, поднятые на 50-метровые ноги. Оправданием этой смелой идеи был принцип «максимум полезной площади при минимальной подпоре», а кроме того – рациональное использование сложившихся площадей на Бульварном кольце, застройку которых Лисицкий не желал «сбривать наголо». Так что это был крайне гуманистический утопизм, сегодня ставший реальностью во многих странах.

Кроме «домов-утюгов», как прозвали горизонтальные небоскребы, Лисицкий оставил еще несколько ярких нереализованных проектов: передвижная ораторская трибуна, дом-коммуна, яхт-клуб текстильного комбината, новый корпус издательства «Правда». В 1936 году он стал Главным художником ВСХВ, ставя перед собой амбициозную задачу создать целостный образ выставки: «начиная от главного входа до последнего павильона, как ряд форм, которые сливались бы в одну симфонию со своими прелюдиями, центральными и узловыми моментами, повышениями и понижениями и так до финала». Но его разработки претерпели серьезные изменения при реализации, и сейчас о них мало что напоминает. …

«Типография А/О «Огонек», 1930-1931 г., арх. Эль Лисицкий». Типография была построена для крупнейшего издательского холдинга «Журнально-газетное объединение» («Жургаз», до 1931 г. – А/О «Огонек»), которым руководил знаменитый журналист Михаил Кольцов. Именно Кольцову принадлежала идея пригласить для проектирования и строительства типографии классика мирового конструктивизма Эль Лисицкого, ранее оформлявшего международные полиграфические выставки. … типография в 1-м Самотечном перелке строилась, и Лисицкий трижды видоизменял свой проект. Чертежи и вся история работы Эль Лисицкого над корпусом типографии, имеющим в плане ту же форму, что и «горизонтальные небоскребы», были найдены и изучены в ходе историко-культурных исследований последних лет. …»

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике ПроDÜссельдорф, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>