Нордфридхоф, Северное кладбище. Фото-экскурсия по некрополю Дюссельдорфа

Продолжение про прогулку по дюссельдорфскому некрополису

Иду гулять. На кладбище. Я люблю прогулки по городу, иду в парк, чтобы развеяться, «переключиться». А иногда — иду думать и гулять по некрополису. И других с собой беру. Вот так, готовлю сейчас экскурсию на центральное кладбище Дюссельдорфа, ангелов которого в предыдущем посте показала. У меня книга есть, в ней — описание пяти маршрутов. Не на одну экскурсию хватит. 70 гектаров! Есть что посмотреть, не только ангелы.

Начну вот тут с этой фотографии. Кладбища у нас — если не знать, что это
«город мёртвых» — можно подумать «просто парк» или «парк скульптур», …

Вот вы могилу тут видите? Дерево в камне выложено мозаичными камешками. Никакого пафоса. Лирика. И много живого: зелени.

И только с такого ракурса и при ближайшем рассмотрении понимаешь, что в листве — могильные камни. Семья Шмид.

Никакой упорядоченности и тесноты.
Очень разнообразно и разноОбразно.

Конечно, много религиозных знаков и символов. И чем проще крест, тем больше вероятность, что под ним покоится протестант. У католиков всё намного пышнее, театральнее, символика богатая.

Распятия часто встречаются.

Местами же, когда нет крестов в поле зрения, кажется, что и не кладбище вовсе — ведь ожидается поле с крестами.

Ощущение леса, если уйти от главной дорожки, по тропинкам…

И иногда просто у тропинки камни лежат. Не призывают видеть их издалека. Но зовут.

И ветром с годами стираются надписи. На этом «негромком» надгробии уже не прочитать, кто здесь покоится, давно ли, а вот христианский крест виден.

Семейные монументы

Здесь — только два имени.

А здесь — большая семья

Девы хороши.

Некоторые — заростают и исчезают под плющом.

Чаще же — грустящие девы с цветами.

Семейство скорбит вместе.

Есть и очень современные . Это вот — театральное место :-) Актёр театра, да. «Автограф» на камне. На память.

А этот цилиндр никто тут не забыл. Это могила известного нашего кутюрье. Модельер был очень артистичен и носил на показах мод неизменно цилиндр.


И висит он не на вешалке, а на больших булавках, согнутых его инициалами HF — это было его «лейблом».

Стебли, цветы из камня.

Стволы крестом.

Здесь — монумент с аркой. Христианские и античные символы, стилизация разных эпох. Много вложенного смысла.

Очень архитектурно.

Большая семья.

Ещё одно большое семейство. Наверное — протестанты. Обходятся практически без символов и украшений.

Тут замечу, что в Дюссельдорфе (за всю Германию не скажу) были когда-то запрещены «заборы» на кладбище. Возможный вариант ограды — столбики и цепи между ними. Компромисс — ограды, которые можно перешагнуть.

Вот этот надгробный камень — очень необычен.

Имена, выбитые на белом камне, лежат в центре, окружённом (если так можно сказать про прямоугольный монумент) чёрными глыбами, создающими спрятанный внутрь крест.

Здесь покоится художник, проработавший всю жизнь, расписывая стены церквей и светских монументально-исторических объектов. Отсюда и явно архитектурно-художественное надгробие.

О, художники. Их в Дюссельдорфе традиционно много.

Вот могила одного современного художника-скульптора.

Скорбит.
Не ясно кто, но ясно же, что Скорбь.

Просто…

Иногда — двояко понимаемо. Человек? Росток!

А этот повернулся к тропе буквально … (за)тыл(к)ом!

Направление взгляда — в вечнозелёное. В вечное, вечно живое?

Это — надгробие для скульпторов (муж и жена) Кратц. Автор скульптуры — сам архитектор, Макс Кратц — я его работы очень ценю и лю.

С цветочком в руках.


А иногда — как на поляну выходишь…

А там — девушка присела, имена на камнях читает…

Об именах. Иногда они золотыми буквами на семейных мавзолеях прочитываются, как на этом (с высокохудожественно оформленным внутренним убранством, которое просматривается через стеклянную (!) дверь, вход охраняет ангел с мечом — Михаил), но есть и «анонимные». Владельцы не хотят, чтобы их имя читали и знали прохожие.

И много тут задумчивых ангелов — о них уже было.

Этот — не подумайте — не с мечом, а с трубой-фанфарой, которую он устало опустил, протрубив «Отбой» на могиле известного художника Андреаса Ахенбаха.


Там зелено, старые причудливые деревья.

И много живности в этой зелени. Я норы на кладбище обходила. Кроличьи) Они у нас там живут. Жизнь — во всём. Кладбище — часть её.

Как в лесу — тихом и торжественном.

Это была подготовительная «пред-прогулка» для проекта КлубОК.

Не покидая город оказаться вне времени, погрузившись в историю города, читать её – как интересную книгу, узнавая имена, разбирая слова и цитаты, иллюстрации-скульптуры, архитектура и природа. Удивительное сочетание: тишина, покой, уважение, достоинство и… улыбка – иногда со светлой печалью, иногда просто потому – что добро и с юмором.

А если в дождь — то очень лирично и можно
остаться наедине в этом городе прошлого…

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Дюссельдорфский альбом, МUSE(й)UMно с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>