О дюссельдорфской скульптуре Вадима Сидура

Я раздавлен
Непомерной тяжестью
ответственности
Никем на меня не возложенной
Ничего не могу
предложить человечеству
Для спасения
Остается застыть
Превратиться в бронзовую скульптуру
И стать навсегда
Безмолвным
Взывающим
Вадим Сидур

Начало такое: бывший немецкий солдат посещает бывшего советского солдата в Москве… В 1978 году после встречи в мастерской скульптора Вадима Сидура (1924-1986) с владельцем самого влиятельного немецкого еженедельника «Шпигель» Рудольфом Аугштайном (1923-2002) и разговора о свободе и несвободе прессы и высказанной вдруг идеи о создании монументальную скульптуру на тему роли свободной прессы в современном мире появился эскиз, а через короткое время (в 1979 году) и модель фигуры, названной Взывающий. Огромный одинокий человек, сложив руки рупором, кричит в пространство, пытается докричаться до остального человечества.

В 1983 году через общих знакомых меценат Удо ван Метерен из Дюссельдорфа (van Meeteren) – крупный меценат, почётный гражданин Дюссельдорфа) оказался в гостях у Сидура. Скульптор рассказывает так:

«И тут он снял с полки Взывающего и спросил, какого размера я бы хотел видеть эту скульптуру. Я ответил: «Пять метров».
«Я тоже так считаю, – сказал Удо, – я совершенно восхищен этой скульптурой и думаю, что она должна стоять во всех столицах перед всеми правительственными учреждениями, взывая к правительствам. Не будете ли Вы возражать, если я поставлю эту скульптуру в Дюссельдорфе?»
«Не буду, – ответил я. Господин ван Мертенс сообщил, что хочет всё оплатить и подарить Взывающего городу Дюссельдорф.

Вскоре по его заказу скульптор Дитер Паффрат увеличил её в 14 раз, до высоты 4,75 метра. А сначала был сделан макет скульптуры из папье-маше в натуральную величину и временно поставлен на предполагаемом для памятника месте в старинном, красивейшем дюссельдорфском парке Хофгартен на горе Ананасберг.

Дюссельльдорф

Бронзовый памятник торжественно был открыт в 1985 году. У основания дюссельдорфской скульптуры в бронзе отлиты слова, которые Взывающему дал Удо ван Метерен:

Человек этой Земли,
Кто бы ты ни был,
Откуда бы ты ни явился,
Куда бы ты ни шёл,
Помни,
Бог Всемогущий
одолжил тебе эту жизнь,
чтобы научить отличать
добро от зла.
Используй свою жизнь,
чтобы творить добро.

Я уже рассказывала об этой скульптуре Сидур, но суть и слова скульптора и мецената, взывающих к разуму, не потеряли актуальности, а обострённо напоминают о больном.

Вадим Сидур, скульптура в Дюссельдорфе

И отдельной строкой:
1992 год, ещё одна работа Сидура — в Москве. Памятник воинам-москвичам, погибшим в Афганистане в 1979-1989 годы. Другое его название — «Оставшимся без погребения». Скульптурная композиция с изображением трёх матерей, склонивших головы в скорби за своих погибших сыновей.
Рядом — Московский государственный музей Вадима Сидура (адрес: Новогиреевская ул., 37, стр. 2). В экспозиции музея творчество Вадима Сидура представлено во всём его многообразии. Этот музей — единственный в Москве, целиком посвящённый советскому неофициальному искусству 1950-1980 годов, представленному творчеством одного из самых ярких его представителей.

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Полезно, ПроDÜссельдорф с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: О дюссельдорфской скульптуре Вадима Сидура

  1. Татьяна*Schön говорит:

    Из актуального, рассказ о творческой судьбе Сидура в российсой прессе.
    «Один из западных журналистов, спускавшихся в подвал-мастерскую Сидура, назвал его работы «трагическими иероглифами». Действительно, они походили на трехмерные идеограммы, понятные всем так же, как понятны дорожные указатели или знаки промграфики. Эта абсолютная внятность модернистского пластического языка Сидура (его еще называли «русским Генри Муром»), каким он говорил о насилии, о боли и о травмах, сделала его персоной нон грата в социалистическом искусстве (советская власть вообще стеснялась инвалидов войны и старалась их убрать куда подальше) и интересным собеседником для западного культурного мира. В ФРГ, например, к нему с большим вниманием относились такие гуманитарии, как профессор-славист Карл Аймермахер из Рурского университета в немецком городе Бохум. В самые застойные годы пять или шесть монументальных памятников Сидура были установлены на площадях Касселя, Дюссельдорфа, Оффенбурга и Западного Берлина. Но без присутствия автора: Сидур был «невыездным». Художник просто передавал своим зарубежным друзьям модели скульптур, а те на местах находили средства, чтобы сделать с них отливки в бронзе и в соответствующем масштабе. Сам же Сидур подрабатывал в Художественном комбинате да ваял надгробные памятники (они и посейчас стоят на Новодевичьем и в Переделкине). «Гроб-арт» середины 1970-х, эдакие монстры или останки инопланетян, собранные из металлолома и выложенные в ящики-«гробы», окончательно отрезал его от официальной выставочной жизни. Такой «арт» невозможно было выставлять в залах Союза художников. Эти ассамбляжи, по виду похожие на опусы нео­дадаизма, стало возможно увидеть лишь после смерти художника, в конце 1980-х, когда был образован Музей Сидура». Из статьи http://www.theartnewspaper.ru/posts/1960/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>