Рахель Рюйш. Фредерик Рюйш. XVIII век, музеи, живопись и анатомия.

Я, вообще-то «музейно на диване» устроилась (у меня как бы каникулы), разбираю черновики, там — до публикации хранится картинно-музейное всякое. Разное. В том числе, про натюрморты. «Натюр» (природа) и «морт» (смерть). Вот и расскажу вам сегодня занимательное про художницу одну, которая природным компонентом увлечена была, в то время как отец её — концом слова натюрморт.

Рахель Рюйш - Розовая ветка с жуком и пчелой, 1741  / Базель, музей Kunstmuseum Basel

Есть одно особенное — может быть, слышали — имя в живописи: Рахель Рюйш (её подпись на картине — слева внизу, *подробнее про художницу — в конце заметки). Женщина эта мне тем фактом, в первую очередь, интересна: в 1708—1716 годах она «служила придворным художником» у курфюрста Иоганна Вильгельма II в Дюссельдорфе. И отец её знаменитым человеком был — Фредерик Рюйш (Ruysch, 1638—1731), преуспевающий анатом и с 1685 года — профессор ботаники и директор ботанического сада в Амстердаме, Hortus Medicus Amstelodamensis.

В Википедии вот что — выписанное из гениального Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона — среди прочего, распространяется:

«Пётр Великий, будучи в Амстердаме в 1698 году, весьма часто посещал анатомический театр Рюйша; рассказывают, что в первое своё посещение царь был так поражён при виде трупа ребёнка, который сохранился так хорошо, что казался живым и с улыбкой на устах, — что не мог воздержаться, чтобы не поцеловать его. Потом царь много раз возвращался к Рюйшу, запросто обедал с ним и присутствовал на его лекциях: ходил с ним в госпиталь Св. Петра, где для этого была проделана особая дверь, чтобы избавить царя от взглядов любопытной толпы.
Во время второго заграничного путешествия царь купил в 1717 г. анатомический кабинет Рюйша. Рюйш также сообщил Петру свой удивительный способ бальзамирования трупов (*!*)
Находящиеся в музее Академии наук в Петербурге (Кунсткамера**) препараты, приготовленные Рюйшем, превосходно сохранились до настоящего времени«.

Попался (как на зло криминально-исторический) роман про анатома. Буду читать. Ибо там и про Рюйша-отца и Рюйш-дочь, что жили в XVIII веке, и навязчиво часто «дверь-двери-за-дверью», и русская девушка, собирающая «последние слова» (и в связи со словами интересная версия автора — почитаете если, узнаете — какие). И ещё: не только об Амстердаме, но и о Питере (городе и человеке — учтите: не только приятное), о Кунсткамере и восковых фигурах. Криминальное и «жуткое», да про «льюбофф» (роман же!).

Из аннотации:
«Роман о голландском анатоме Фридерике Рюйше, жившем в XVIII веке. Он изобрёл уникальный способ бальзамирования трупов. Считалось, что эту тайну Рюйш унес в могилу, но оказывается жива она и по сей день. И не удивляйтесь, если, зайдя в музей восковых фигур, под видом …»

© Сергей Арно — Роман ФРЕДЕРИК РЮЙШ И ЕГО ДЕТИ (Отец монстров)
Книга выходила в издательстве «Лениздат». Цитирую (что «зацепило» уже в начале):


«Дверь эта и шкаф, с хранящимися в нем самыми главными документами и дневниками хозяина, были не чем иным, как обманкой. Все в доме, кроме Гуго, ну и, конечно, самого хозяина, были уверены, что самое ценное в доме хранится именно за этой дверью. Потому все воры, пробиравшиеся в дом Фредерика Рюйша, искали именно эту дверь и шкаф, который стоял за этой дверью… и находили».


  «Глава 1
СТРАШНЫЙ ДОМ
Амстердам, год 1680

Интерес публики к анатомии в конце ХVII века в Европе был огромен… Фредерик Рюйш изобрел способ, при котором забальзамированные им тела детей и взрослых выглядели как живые. … В обширном своем доме на втором этаже Рюйш имел пять комнат, которые называл «кабинетом«. Два дня в неделю этот своеобразный музей был открыт для посетителей. …

  В своей уникальной коллекции Рюйш оставлял только самые интересные экспонаты — остальные же продавал, так что в Амстердаме стало модным, на удивление гостям, выставлять у себя в доме забальзамированные тела мертвых детей и взрослых, неожиданно производя на гостей приятное впечатление. Полюбоваться на диковинные экспонаты приезжали и из других стран и городов: из Лондона, Гамбурга, Парижа — считалось великой удачей купить хоть один экспонат Рюйша. … Да самого великого Иоганна Себастьяна Баха, в своем путешествии по Европе посетившего дом Рюйша, поразила и восхитила эта коллекция. …

Эти изумительные композиции Рюйш называл «анатомо-поэтические». … Одному Фредерику Рюйшу — хоть расшибись — было бы не сделать такого количества тонких и изящных экспонатов. Во всех делах ему помогали его детишки Рахиль и Генрих. Рахили тогда исполнилось уже девять лет, ее брату одиннадцать. … Дети были руками и глазами Фредерика Рюйша, а он был головой. Кроме того, маленькая Рахиль с детства имела умелые ручки, художественный вкус и часто самостоятельно составляла композиции. …

Секрет, которым обладал Рюйш, искали многие. Каждый понимал, что владение им было равноценно владению философским камнем. Джузеппе Бальзамо, известный более как граф Калиостро, полжизни колесил по Европе в поисках секрета Фредерика Рюйша. …

Дочь Рюйша Рахиль, единственная, кто мог владеть этим секретом, пережила отца на девятнадцать лет, но секрета не раскрыла. И хотя прошло уже почти три века, но никто из анатомов даже на сантиметр не приблизился к раскрытию этой великой тайны».


Но я же про пестики и тычинки цветочки и букашки *Рахель Рюйш (Rachel Ruysch 1664 — 1750) хотела рассказать! Она была не только старшей дочерью известного анатома, но и заботливой матерью (родила десять детей, правда, шестеро из них умерли в юном возрасте) и «надёжной» женой художника-портретиста Пооля (Juriaen Pool).

Замуж пошла поздно: в 30 лет. Десятого ребёнка родила в возрасте 47 лет! Вот вам уровень медицины начала 18 века. Акушерством, помним, научно занимался её отец…

Последнего своего ребёнка она назвала
Jan Willem в честь «большого заказчика» — дюссельдрфского Яна Веллема, привозила на крестины в Дюссельдорф. Крёстными стали курфюрст и его курфюрстина, Анна Мария Луиза Медичи.

Современники называли художницу «работающей матерью» и считали её жизнь «сенсацией в искусстве». Работала, занималась домом и детьми, утверждая, что она воспитывала детей «одной рукой, поскольку вторая была занята кистью». Говорят, полностью взяла на себя материальное обеспечение семьи.

Интересный факт: в 1723 году (в возрасте 59 лет, купив билетик за 10 гульденов) она выиграла главный приз в государственной лотерее Северных Нидерландов: 75.000 гульденов.

Натюрмортная мода того времени также диктовала присутствие на картинах насекомых и пресмыкающихся, что и в картинах Рахели Рюйш обязательно находится (см. фрагмент ниже — там гусеница и малюсенькая букашка). Роскошно-буйные, немного увядающие букеты живых цветов для украшения интерьеров в то время часто оформляли как на её картинах — «в стиле Рюйш».

Её букеты «выделяются» на тёмном фоне (а как же, скажет внимательный читатель, та первая иллюстрация? — Это очень поздняя  работа художницы и исключение из правила Рюйш). Они выглядят пышными и небрежными, весь свет фокусирован на цветы и нежные травы, очень сильны световые контрасты. А ещё у неё листья дырявые — теми насекомыми и «повреждённые»!

Вглядитесь!

Flowers in a Vase

Рахель Рюйш (Rachel Ruysch) — «Цветы в вазе», фрагмент / 1685 / 57 x 43.5 cm
можно посмотреть там — в музее The National Gallery, Лондон

Мать её была из семьи художников, отец умел рисовать и давал ей первые уроки рисования. Его увлеченьем в собирании и рисунке были насекомые, а в те времена это стало даже специальным типом натюрморта — изображение среди воображаемого пейзажа насекомых, змей и тому подобных представителей низшей земной фауны (придумано итальянцами и названо словом «sottobosco»). Говорят, что насекомых для рисунка она буквально брала «из дома» отца. Не мудрено, что девочка так научилась изображать их, ведь она «эксклюзивно» могла пользоваться обширной коллекцией отца, который собрал всё подряд (и особенно «живо» препарировал) и каталогизировал свой «Ботаникум» (Botanikum), считавшийся одной из самых богатых коллекций растений. 

Рахель Рюйш была современницей одной известной немецкой художницы Марии Сибиллы Мериан (1647-1717) — по совместительству: энтомолог, натуралист, книжный иллюстратор, путешественница (посетила Суринам!), после развода с мужем с 1691 года проживавшей в Амстердаме. Тогда, может быть, Рюйш брала уроки у Мериан или «перенимала опыт»? Вряд ли. Известно имя её учителя: Willem van Aelst.

Историки утверждают, что картины Рюйш продавались в несколько раз дороже, чем полотна Рембрандта и очень высоко ценились критиками. Сама художница считала, что конец XVII – начало XVIII веков было периодом её самого активного художественного творчества. В 1701 году Рахель Рюйш стала членом Братства живописцев Амстердама (первой женщиной, принятой в союз), а в 1709 — членом Гильдии живописцев Святого Луки в Гааге.

Для дюссельдорфского двора Рахель Рюйш работала 8 лет, с 1708 года до смерти дюссельдорфского курфюрста-любимца Яна Веллема в 1716 году. У властителя Дюссельдорфа были эксклюзивные права, ему доставались не меньше половины её «заветных букетов» (а по свидетельствам современников — «производительность»: два натюрморта в год, один — для курфюрста). Курфюрст же перед смертью подарил отцу своей жены, Козимо III. Медичи, две картины Рюйш — теперь их можно видеть в галерее Уффици.

В 2013 на аукционе Sotheby’s работа Рахель Рюйш 1710 года (её дюссельдорфского «придворного периода») выставлялась с ценником £1-1,5 миллионов. Установлено, что художница написала более 250 картин, на сегодня «зафиксировано» около сотни. Её первая картина датирована 1681 годом, последняя — 1747 годом, когда художнице уже исполнилось 83 года. Эта женщина прожила 85 лет (для сравнения: её отец — 93 года).

Вот какая женщина. Не ведали? Теперь знаете.
Откуда я знаю? Читала много, в том числе:
http://www.fembio.org/biographie.php/frau/biographie/rachel-ruysch/
http://www.tollwasblumenmachen.de/rachel-ruysch-die-grande-dame-der-blumenstillleben

Разглядеть фрагменты одного натюрморта хочу с вами тут (раз вы уже столько букв начитались).

Рахель Рюйш, XVIII век, (с) музей Rijksmuseum Нидерланды

На первом фрагменте — живность и «клеточки» — это отражение окна в вазе.

Фрагмент № 2. На мраморном столе — подпись художницы.
Рахель Рюйш, XVIII век, (с) музей Rijksmuseum Нидерланды

Фрагмент № 3. Незабудки светятся, мак розовеет.
Рахель Рюйш, XVIII век, (с) музей Rijksmuseum Нидерланды

Фрагмент № 4. Правый верхний угол картины (у художницы он всегда свободнее остальных трёх). Тёмный фон — всё по её правилам.

Рахель Рюйш, XVIII век, (с) музей Rijksmuseum Нидерланды

А вот и картина целиком. С сайта музея Rijksmuseum.
Рахель Рюйш, XVIII век, (с) музей Rijksmuseum НидерландыНатюрморты Рюйш и другие смотрите,
не вставая с дивана, в музее Rijksmuseum!


А теперь ещё (раз я «надиванный музей» с избой-читальней совмещать задумала) немного поучительных подробностей о первом публичном музее России, экспонаты которого эта женщина (будучи ещё ребёнком) помогала создавать своему отцу (в русской сети которого «боязненно» называют «отцом-ботаником»!).

Куда несли, а потом смотреть шли «каменья необыкновенные, кости человеческие и скотские, старые надписи на каменьях, железе или меди, старое ружье, посуду, всё, что зело старо и необыкновенно»?

**Кунсткамера — это теперь «Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук» (МАЭ РАН), который является преемником первого российского государственного публичного музея.

Из материалов Кунсткамеры:
Годом основания Кунсткамеры, как и Библиотеки Академии наук, большинством историков принято считать 1714 год.
В Петербурге коллекции были помещены в только что построенный для царя Летний дворец, позже переведены в Кикины палаты, где в 1719 году впервые были показаны посетителям.
Начиная с 1704 года Петром I был издан ряд указов («О приносе родившихся уродов, так же найденных необыкновенных вещей…» и др.), положивших начала собиранию коллекций для будущего музея.
Одновременно с организацией музея было начато проектирование и строительство (1718–1727 гг.) специального здания для музея (на берегу Невы в стиле петровского барокко). Здание Кунсткамеры по праву считается одним из самых ранних музейных зданий в мире. Оно является символом и логотипом Российской академии наук.
Кунсткамера и созданная одновременно с ней Библиотека стали первыми учреждениями, «колыбелью» Санкт-Петербургской (Российской) академии наук.
В указах Петра I 1718 г. предписывалось сдавать за плату в Петербургскую Кунсткамеру «каменья необыкновенные, кости человеческие и скотские, старые надписи на каменьях, железе или меди, старое ружье, посуду, все, что зело старо и необыкновенно».
В состав коллекций Кунсткамеры вошли и собрания ряда известных европейских путешественников Дж. Кука, И.Ф. ван Овермеера‑Фишера, Ф.Ф. фон Зибольда, Л.Фробениуса и др.
Отнесен к особо ценным объектам культурного наследия народов РФ, включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ».

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике МUSE(й)UMно, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>