Средневековая монархия, ритуалы.

Каролус Магнум (латынь), Карл Великий (если по немецки и дословно: «большой»). От его имени пошла манера называть монархов Каролусами, «королями». До этого были у германцев «конуги» (немецкое обозначение властителя).

Из интервью с историком Михаилом Бойцовым об обряде средневековой коронации, практике помазания и статусе королевской власти в Европе я почерпнула следующие тезисы («Ритуалы — это и есть власть»© Ted Drake)

Средневековое европейское общество (пожалуй, за исключением Византии) — это общество без государства, поскольку государство распалось вместе с Римской империей, пришлось как-то устраивать всё заново.

Монархам в средневековой Европе приходилось непросто. Например, герцоги и графы были фактическими хозяевами обширных территорий и обладали большой властью. Средневековые политические образования представляли собой главным образом союзы знатных семейств — своего рода кланы, обладавшие властью, богатствами, множеством зависимых людей и связанные друг с другом родственными и иными отношениями. Сначала это была местная знать и церковь, позже присоединились еще и города.

С ними всеми королю нужно было налаживать взаимопонимание. Например, он въезжает в город, а каждый город — это политический субъект, воспринимающий себя в качестве вполне самодостаточного политического индивида. Этот индивид и встречается с государем, причем государь, даже собственный — это все-таки сила чужая, которую нужно на всякий случай обезопасить и приручить, заставить считаться с местными правилами. Поэтому у ворот государя встречает не только делегация влиятельных бюргеров, не только духовенство и важные светские лица, но обязательно и самый главный горожанинреликвия святого покровителя города. Зачастую это настолько местный святой, что о нем за пределами города практически никто ничего не знает, но для здешних жителей он является первым и самым влиятельным из них. Король, въезжая в «свой» город, должен прежде всего выразить почтение этому святому, поцеловать раку с его останками, нередко еще и принести на ней клятву в том, что будет соблюдать права и привилегии горожан.

И сегодня можно найти аналогии — например, английские государи: они в каком-то смысле остались вполне средневековыми, поскольку они помогают создавать баланс между разными политическими силами, их собственные возможности при этом весьма ограничены. Средневековые структуры власти совсем другого рода, и их эффективность нужно оценивать иначе, их можно сравнивать скорее с надгосударственными институтами современной Европы.

Средневековая коронация — действие очень сложное, сложившееся исторически из совершенно различных элементов. Провозглашение, коронование, помазание.

Так, в ней имеется очень глубинный пласт народного избрания государя и всеобщего признания его. Он хорошо виден в западноевропейских коронациях X–XII веков (а также и в византийских коронациях). Вплоть до XV века в ритуалах коронаций сохраняется фикция избрания, когда собравшихся спрашивают, согласны ли они с кандидатурой, и все произносят хором нужную формулу — обычно «Fiat!» («Да будет он!»).

Другой элемент — это само коронование, то есть возложение венца на главу правителя — действие, изначально совершенно светское и связанное, судя по самым ранним свидетельствам — ещё IV веке, вовсе не с церковью, а с военным лагеремПри Меровингах, скорее всего, обходились вообще без коронования. Для меровингов главным инаугурационным ритуалом, видимо, было усаживание на трон нового государя и проявление народного восторга по этому поводу. Под народом в данном случае следует понимать, разумеется, высшую аристократию.

История помазания в Европе начинается с середины VIII века, когда во Франкском королевстве произошёл дворцовый переворот: был свергнут последний представитель давней меровингской династии, и власть перешла к другому аристократическому роду — Каролингам.  Две традиции — помазание и коронование — объединились не сразу, точно не известно. Возможно, только в 816 году, возможно, ещё в 800 году, когда Карла Великого провозгласили императором.

Интересно, что в ходе становления коронованной особой использовались ритуальные жесты, похожие на обозначение символической смерти. Будущему королю следовало каяться и поститься, молиться простёртым на полу, потом полностью заменяли его облачения и т. д.

Во Франции на первый план выступит помазание особым священным маслом, так что и всю церемонию будут чаще называть не «коронацией», а «помазанием» — sacre. В Германии же и Италии коронование окажется намного важнее помазания. Когда император являлся на коронацию в Рим, помазывал его там не Папа, а всего лишь один из кардиналов, обычно не у гробницы св. Петра, а перед алтарём св. Маврикия.

Итак, понимаем, что три важные «ступени» вошли (не сразу) в ритуал коронации: провозглашение народом, коронование и помазание. Посадили-обвенчали-возродили…

Михаил Бойцов — доктор исторических наук, профессор, заведующий Научно-учебной лабораторией медиевистических исследований НИУ ВШЭ /Все материалы автора

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Умно+Мысли+Книги с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>