Историческая находка из Дюссельдорфа. Ткани и вещи с пятисотлетней историей, я их держала в руках

В сентябре я помогала Барбаре в церкви Святого Николая в дюссельдорфском Химмельгайсте расставлять ценные для историков экспонаты выставки литургического текстиля.
3051288_Paramente_in_Himmelgeist (636x700, 308Kb)
Наша Барбара — историк-искусствовед, волею судьбы специализирующаяся на изучении памятников литургического текстиля и орнаментального шитья. Началось всё с того, что она взяла на себя заботу  на общественных началах об архивах и фондах этой церкви (а также о сохранности и преумножении вертепа их церкви). Разбираясь с хранящимися в запасниках вещами она нашла замечательный исторически ценный текстиль (Paramente) — церковные одеяния и знамёна. Всё было в удручающем эстета и историка состоянии. И Барбара, как специалист по текстилю начала действовать — спасать, организовывать реставрацию и добиваться правильного хранения исторических ценностей — орнатов и знамён.

sepS73F0397 (466x700, 384Kb)
(золотистый орнат — на фото на переднем плане — современный, созданный старой мастерицей по инициативе Барбары совсем недавно)

Орнат — главное литургическое облачение католического клирика (епископа и священника), верхнее одеяние. В XVII-XVIII веках орнаты изготовлялись из редких итальянских, французских, английских тканей, часто ценимых больше ювелирных изделий. Многие приходы, благодаря донаторам (спонсорам) из различных аристократических родов, были довольно богатыми, но зачастую одеяния священнослужителей просто перекраивались из старых платьев аристократов. Добру не давали пропадать. Церковные одеяния передавались «по наследству» от предыдущего пастыря следующему и так собирались солидные гардеробы. У некоторых приходов было до сотни и больше облачений, они же «не выходили из моды», как простая одежда. Орнаты хранились в ящиках (где портились из-за сырости или перепадов температур) или висели — в лучшем случае — в массивных шкафах в храмах, но ветшали. Но, хоть так, а хранили. Войны, смуты переживали. Самое неприятное — наступило время в 20-ом веке, когда, действительно, часть одеяний стала «неактуальной» и её «сослали» на чердаки и в подвалы. Так, 50 лет назад Вторым Ватиканским Собором отменялось использование «романского» покроя и предписано изготовление «готических» одеяний из легких тканей.

Ранее существовало два вида покроя орнатов: романский и готический.

sepS73F0416 (700x466, 544Kb)
Романский покрой предусматривал использование жёсткой ткани. Орнат в этом случае покрывает тело священника спереди и сзади, оставляя открытыми бока и шею. Готический орнат покрывает тело священника со всех сторон и по своему покрою похож на пончо. Спереди и сзади орната находится полосы, с определённой символикой.

Язык символов — разносторонний и богатый. Енр можно найти в христианских гимнах, литургических обрядах и изобразительном искусстве. Этот символизм можно проследить на примере литургической одежды, цвета выбираются не случайно и имеют сакральное значение. Красный цвет — цвет крови, с древних времён Церковь считала красный символом страдания Христа и всех мучеников. Фиолетовый символизирует покаяние и искупительную смерть Христа. Белый в латинском обряде считается символом воскрешения и победы над злом, радости и триумфа, чёрный цвет — траур и скорбь, зелёный — жизнь и надежды.

004st-nicolaus (700x525, 484Kb)

Нашла, отреставрировали, понятно, что старина, её теперь подобающе хранят. Но определить, насколько древне или чья работа — практически уже невозможно…

Барбара много путешествует и посещает повсюду музеи, что для историка вполне объяснимо. В Америке она нашла образец такой же ткани, как этот зелённый бархат (а он изображён, в свою очередь, на датированных полотнах художников), там же сделала фотодокумент, подтверждающий старину текстиля. В своём рассказе собравшейся публике она очень популярно объясняла, как собираются по крупицам и — буквально — по всему миру подобные факты и подтверждения.

005st-nicolaus (700x525, 669Kb)

Как я выяснила для себя, шёлковые нити, если они остаются неокрашенными, ветшают быстрее, чем те, которые подверглись окраске (она их консервирует, как видно на фото вверху — кисти розового и салатового цвета сохранились, остальные — пропали). Парча, украшающая воротник ризы, сохранилась намного лучше: 16-ый век.

sepS73F0418 (700x466, 661Kb)


Или вот эта её находка, теперь уже дюссельдорфская! Летом этого года в Дюссельдорфе в музее Дворец Искусства проходила ретроспектива творчества Йохана Торн-Приккера (Torn-Prikker). Художник, среди прочего, делал эскизы, по которому ткали потом материал и шили из него задуманное облачение — казулы.  Барбара выставку не пропустила и среди малюсеньких образцов выставленных тканей и эскизов нашла один орнамент, знакомый ей уже по её работе с орнатами в ризнице церкви в Химмельгайсте.

sepS73F0412 (700x466, 742Kb)

Вот этот орнамент. Вот эта казула.

007st-nicolaus (466x700, 634Kb)

Добавлю ещё только, что наша Барбара всех историков «подняла на ноги», «прочесала» основательно библиотеки и церкви в регионе и обнаружила там «без вести пропавшие» работы, выполненные по эскизам этого художника. А казулу из церкви Святого Николая теперь просят музеи на тематические выставки.

И я держала эту ценность, спасённую «моей» замечательной Барбарой в руках!


Расшитая риза (кстати, о слове «ризница» — место, где ризы хранятся) — это единственный вид старинной одежды, дошедший до наших дней в неизмененном виде, похожем на плащ-палатку. Кстати, казула с латинского дословно так и переводится — «домик» (тут уж недалеко и до «палатки». Её носили сверху, как плащ, вне церкви — на процессиях.

sepS73F0417 (404x700, 502Kb)

Вот эта чёрная и очень нарядная готическая риза выбрана и Барбарой, и мной, как желаемая одежда на похоронах (наших собственных — нам приятно думать, что прощание с нами будет в торжественном облачении)))


Известна существовавшая (в том числе, и на Руси) традиция жалования парадных костюмов знати храмам и монастырям для изготовления церковных облачений. Особенно меня умилили «женские» нежные ткани для орнатов.

Читала, что в 16 — 18 веках во Франции, например, была традиция: после свадьбы невеста дарила священнику своего прихода свадебное платье (а наряды тогда невестам шили не белые, а из самых красочных и роскошных расшитых тканей).

Вот эта казула, к примеру, сшита из двух таких тканей.

sepS73F0413 (700x466, 573Kb)

 
Характер кроя и расположение шитья свидетельствуют о том, что это облачение, должно быть, было перешито из парадного — может, и свадебного — женского платья, точнее: даже из двух разных.

А вышивки!

sepS73F0408 (700x466, 606Kb)

Вот, вышитые цветы на ткани, явно бывшей ранее женским платьем. Хотя и мужчины в 17-18 веках носили подобным образом вышитые камзолы

sepS73F0407 (700x466, 568Kb)

И это — не в музее, где «руками не трогать», а в моих руках!

sepS73F0409 (700x466, 547Kb)

18-ый век!

sepS73F0410 (700x466, 549Kb)

Вот — нежная розовая ткань с «зеленью» — она меня особенно тронула.

003st-nicolaus (700x525, 503Kb)

001st-nicolaus (700x525, 733Kb)

002st-nicolaus (700x525, 686Kb)

Форма одеяния — типичная для прошлого столетия — «контрабасс» называется.

006st-nicolaus (700x525, 476Kb)

Барбара (слева на фото) гордится своими находками. Я горжусь нашей Барбарой :-)
Она — деятельная и неустанная, бескорыстная, создала сообщество, занимающееся сохранением так называемых параментов (к которым относятся и процессионные знамёна. Вот, вышитый облик Девы Марии.

sepS73F0403 (466x700, 650Kb)

Очень тонкая работа.

sepS73F0404 (700x466, 670Kb)

Ткани и вещи с пятисотлетней историей в моих руках. Особенное, сильное, спокойное чувство остаётся от прикосновения к ним. Наверное, энергия молитв и добрых позывов впитывается в ткань и сохраняется, преумножаясь. Когда я вернулась вечером из церкви, на душе было светло и спокойно, созерцательно.


Интересно. Нашла на сайте Третьяковской галереи:

«Подлинных женских платьев XVIII века сохранилось не так много. Одна из причин этого – обычай вкладывать одежду в церкви и монастыри. Яркий пример тому – вклад императрицы Анны Иоанновны в Троице-Сергиев монастырь. В 1730 году она пожаловала свой наряд из серебряной парчи на подкладке «белой насыпной объяри, в котором изволила вступить в Москву для восприятия всероссийскаго престола». Платья середины XVIII века имели очень широкую юбку (парадные со шлейфом). Из одного женского туалета могло получиться не одно, а три церковных облачения (как, например, из «убора», пожалованного Анной Иоанновной).»

Из-за того, что платьев не сохранилось, реставраторы перешили одеяния «обратно»:

«Реконструкция платья середины XVIII века, представленная на выставке, была сделана реставраторами из распоротого стихаря. Реконструкция платья не могла быть выполнена полностью: боковые детали юбки дополнены другим материалом, крой лифа, возможно, также не совсем соответствует подлинному. Но, тем не менее, реконструкция позволяет представить, как выглядело платье императрицы Елизаветы Петровны.»

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Дюссельдорфский альбом, МUSE(й)UMно, ПроDÜссельдорф с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>