В соборе Антверпенской Богоматери

«Дюрер отметил в дневнике: собор Антверпена столь велик, что в нем можно одновременно справлять несколько служб и священнослужители не будут мешать друг другу. Он восхищался литургической утварью собора, его скульптурным убранством, а также скамьями, хорами… «В Антверпене, — писал он, — не экономят на подобных вещах, потому что денег у них достаточно»».
Клод Анри Роке «Брейгель,
или Мастерская сновидений»

В соборе Антверпенской Богоматери

Как рассказать о такой большой церкви, да ещё хранящей знаменитые произведения великого Рубенса, а сейчас ещё и временно ставшую филиалом Королевского музея изящных искусств?..

Главную святыню, алтарную картину кисти Рубенса, алтарный крест, купол, своды, роспись стен и кафедру, а также резьбу по дереву — исповедальни и хоры покажу здесь. Витражи и живопись — в отдельных репортажах.

Главная святыня — Антверпенская Богоматерь (изготовлена из полихромного ореха в XVI веке, 1,80 метра высотой), которая уцелела одной из немногих ценностей церкви, «пережив» суровые времена иконоборчества и беспорядков 1566-1568 года  — скульптура неизвестного авторства, её одевают в разные тканные одежды. Я вот уже второй раз вижу её в лиловом одеянии (литургический цвет на время поста?).

В соборе Антверпенской Богоматери

Эту фигуру «Богоматерь Антверпена»‘ почитают, начиная 16 с века, как чудотворный образ и покровительницу города.

В соборе Антверпенской Богоматери

Мария и Иисус-младенец одеты по-королевски. Оба держат золотые скипетры и увенчаны украшенными драгоценными камнями коронами. На сайте собора говорится, что скульптура «имеет обширный гардероб».

В соборе Антверпенской Богоматери

16 век, 1566 год. Сцена из «Легенды об Уленшпигеле» Шарля де Костера:

«Пятнадцатого августа, в день Успения  пресвятой  богородицы  и  в  день освящения плодов и овощей,  в  день,  когда  сытые  куры  бывают  глухи  к призывам вожделеющих  петухов,  у  Антверпенских  ворот  некий  итальянец, состоявший на  службе  у  кардинала  Гранвеллы,  разбил  большое  каменное распятие, а в это самое время из Собора  богоматери  вышел  крестный ход, впереди которого шли дурачки, придурки и дураки.
Но по дороге какие-то неизвестные люди надругались над статуей богоматери, и ее сейчас же унесли обратно в церковь, поставили на амвоне и заперли на замок решетчатую ограду.
Уленшпигель и Ламме вошли в Собор богоматери. У амвона юные  оборванцы, голоштанники и какие-то совсем неизвестные люди кривлялись и  делали  друг другу таинственные знаки. Никто их в Антверпене ни прежде, ни после не видел. …
Уленшпигель обратился к находившимся в соборе антверпенцам.
— Signork’и и pagader’ы [парни, малые (флам.)], не слушайте  вы  их!  — указывая на юных голодранцев, сказал он. — Это не настоящие фламандцы, это предатели, нанятые  для  того,  чтобы  нам  навредить,  чтобы  разорить  и погубить нас.
— Подумаешь, какой проповедник! — огрызались незнакомцы.
Потом они заговорили все вдруг о божьей матери:
— На Мике нарядное платье! На Мике Красивый венец! Вот  бы  моей  милке такой!
Затем они направились к выходу, но в это время один из них поднялся  на кафедру и оттуда стал молоть всякий вздор — тогда его товарищи вернулись и опять загалдели:
— Сойди к нам, Мике, сойди, пока мы сами за тобой не  пришли!  Довольно тебя на руках носили, лентяйка, — сотвори  чудо,  покажи,  что  ты  умеешь ходить!
Напрасно Уленшпигель кричал:
— Прекратите гнусные речи, громилы! Всякий грабитель — преступник!
Они продолжали глумиться, а иные подстрекали товарищей сломать  решетку и стащить Мике с амвона.
Тут старуха, продававшая свечи, швырнула им  в  глаза  золой  из  своей жаровни. Оборванцы бросились на нее, повалили на пол, избили —  и  начался кавардак.
…Так, не умолкая ни на минуту, они  богохульствовали,  галдели,  гикали, свистели. Народ не принимал во всем этом никакого участия, по пришлая  рвань  все наглела и вопила все громче и громче. Своды храма дрожали,  как  от  залпа сотни орудий. Наконец прощелыга, у  которого  морда  была  как  печеная  луковица, — по-видимому, главарь всей шайки, — влез на кафедру, сделал  знак  рукой  и произнес проповедь.
— Во имя отца и сына и святаго духа,  бога,  единого  по  существу,  но троичного в лицах! — начал он. — Господи, хоть бы в раю ты избавил нас  от арифметики! Двадцать девятого сего августа Мике в пышном уборе явила  свой деревянный  лик  антверпенским  signork’ам  и  pagader’ам.  Но  во   время крестного хода ей повстречался сам сатана и сказал в насмешку: «Вырядилась ты, как королева, Мике, несут тебя четыре signork’а, вот ты и  заважничала и даже не взглянешь на сатану, а он, бедный pagader,  идет  пешком».  Мике ему на это сказала: «Отойди, сатана, не то я сокрушу твою главу,  окаянный змий!» — «Мике, — говорит ей сатана, — ведь  ты  уже  полторы  тысячи  лет только этим и занимаешься, но дух господа,  твоего  повелителя,  освободил меня. Теперь я сильнее, чем ты, ты мне уже на голову не  наступишь,  ты  у меня запляшешь!» Тут сатана схватил хлесткую плеть — и ну стегать Мике,  а Мике, чтобы  не  показать,  что  она  испугалась,  даже  не  вскрикнула  и припустилась рысью, signork’ам же, которые ее несли, ничего не  оставалось делать, как тоже перейти на рысь, иначе они бы ее на глазах у нищего  люда уронили вместе с ее золотым венцом и побрякушками.  И  теперь  Мике  тихо, смирно стоит у себя в нише и смотрит на сатану, а тот  уселся  на  колонне под куполом, грозит ей плеткой и издевается:  «Ты  мне  заплатишь  за  всю кровь и за все слезы, пролитые во имя твое! Ну, Мике, как твое девственное здравие? Выходи-ка, выходи! Сейчас  тебя  разрубят  пополам,  скверная  ты деревяшка, за всех живых людей, которых без  милосердия  сжигали,  вешали, закапывали во имя твое!» Так говорил сатана — и он  говорил  дело.  Видно, придется тебе вылезти из своей  ниши,  Мике  кровожадная,  Мике  жестокая, непохожая на сына своего Христа!
И тут вся орава проходимцев загикала, завопила, завыла:
— Выходи, выходи, Мике! Небось обмочилась со страху? А ну,  кто  добрый герцог, тому и Брабант! Круши истуканов!  Выкупаем  их  в  Шельде!  Дерево плавает получше рыб!
Народ слушал молча.
Вдруг  Уленшпигель  взбежал  на  кафедру  и   заставил   «проповедника» пересчитать ступеньки.
— Вы что, — свихнулись, рехнулись, спятили? — крикнул он  горожанам.  — Неужто вы дальше своего сопливого носа ничего  не  видите?  Неужто  вы  не понимаете, что тут орудуют предатели? Все это  они  подстраивают  нарочно, чтобы потом вас же обвинить в святотатстве и грабеже, чтобы  ославить  вас бунтовщиками и в конце концов повыкинуть все добро из  ваших  сундуков,  а вас самих обезглавить или сжечь на костре. Имущество  же  ваше  достанется королю. Signork’и и pagader’ы, не слушайте вы смутьянов! Оставьте в  покое божью матерь, трудитесь, веселитесь, живите-поживайте и  добра  наживайте!..
Но народ не слышал, что они говорили. Проходимцы орали во всю глотку:
— Грабь, хватай! Кто добрый герцог, тому и Брабант! Истуканов  в  воду! Они плавают получше рыб!
Напрасно Уленшпигель кричал с кафедры:
— Signork’и и pagader’ы, не давайте  им  громить!  Не  погубите  родной город.
Как он ни отбивался руками и ногами, его  все  же  стащили  с  кафедры, исцарапали ему лицо и изорвали на нем куртку и штаны.  Окровавленный, он продолжал взывать к народу:
— Не давайте им громить!
Но это ни к чему не привело. Пришлые и местный сброд с криком: «Да здравствует Гез!» —  бросились  к амвону и сломали решетку. И пошли крушить, хватать, громить! К полуночи весь громадный храм с семьюдесятью  престолами, с великим множеством прекрасных картин и драгоценностей напоминал  пустой  орех. Престолы  были  повалены, статуи сброшены, все замки взломаны.
Учинив  разгром  собора, те  же  самые  проходимцы, …расхватав свечи и факелы, они разбежались по разным церквам…»


Поразил меня большой крест, висящий под куполом прямо над алтарём. И форма его необычная — «пламенеющая», и обратная сторона с голубем и именами святых, да и сама фигура распятого Христа. Я попыталась «ухватить» это необыкновенное в фото с разных ракурсов.

В соборе Антверпенской Богоматери

В соборе Антверпенской БогоматериВ соборе Антверпенской Богоматери

В соборе Антверпенской Богоматери
В соборе Антверпенской Богоматери

В соборе Антверпенской Богоматери

Я вернулась из второй поездки в Антверпен с книгой «Прогулки по Антверпену». Интересный и толковый историко-культурный путеводитель Владимира Ронина. Но и там, увы, нет информации об этом необычном распятии…


Алтарная картина «Вознесение Богоматери» (1626) — Питер Пауль Рубенс.
В соборе Антверпенской Богоматери

490 х 325 cm

В соборе Антверпенской Богоматери

Кстати, сопоставимого масштаба (429 x 284 cm) полотно «Вознесение Марии» (1616-18) кисти Питера Пауля Рубенса хранится в дюссельдорфском художественном музее Кунстпаласт. И дюссельдорфская картина мне нравится даже больше.

В соборе Антверпенской Богоматери

Вознесение Марии есть и под куполом.
В соборе Антверпенской Богоматери

Есть ещё три триптиха работы Рубенса, а живописных алтарей там много, особенно сейчас, покажу их отдельно.

Интересны и разнообразно оформлены своды.

В соборе Антверпенской Богоматери
В соборе Антверпенской Богоматери

В соборе Антверпенской Богоматери

В соборе Антверпенской Богоматери

Надо сказать, что церковь эту собирались в конце 18 века сносить… Но дело «затянул» ответственный архитектор и ему довелось таки в 19 веке приступить к её восстановлению. Большинство витражей и деталей декора — 19 век.


А настенная роспись в боковых нефах и капеллах очень разнообразна.
В соборе Антверпенской Богоматери

Горошины на стенах.
В соборе Антверпенской Богоматери
.
В соборе Антверпенской Богоматери

Репейник понравился.
В соборе Антверпенской Богоматери

Собор не совсем симметричен в плане, имеет 7 нефов, 125 колонн и 128 окон, в том числе 55 витражных. О витражах фото-репортирую отдельно.

В соборе Антверпенской Богоматери


Кафедра прекрасна тонкой резьбой по дереву и пернатой живностью. Я про неё уже в прошлый раз рассказывала.

В соборе Антверпенской Богоматери

В соборе Антверпенской Богоматери
В соборе Антверпенской Богоматери

Забавно тут птиц рассматривать и всё новых находить. Две белочки там затесались ещё (некстати).
В соборе Антверпенской Богоматери

В соборе Антверпенской Богоматери

Четыре женские фигуры, на которых «держится» кафедра с птичьим лесом, символизируют Европу, Азию, Америку и Африку. Африка «в тени» (со стороны бокового нефа, потому её меньше всего заметно), так там специально стоит табличка примерного содержания «несправедливо мало уделяют внимание Африке — и в этой композиции, и в реальной жизни». !!!

В соборе Антверпенской Богоматери

Это континенты подают друг другу руки.
В соборе Антверпенской Богоматери

Исповедальни украшены многочисленными выразительными деревянными скульптурами.

В соборе Антверпенской Богоматери

Филигранные шпили возвышаются над хорами деревянной резьбы.
В соборе Антверпенской Богоматери

В соборе Антверпенской Богоматери


Современное искусство представлено вот этим — одетым модно во всё золотое — «Мужчиной, несущим крест», автор: антверпенский многогранный художник Ян Фабр /Jan Fabre/.

В соборе Антверпенской Богоматери

Скульптура из блестящей бронзы в натуральную величину (тщательно и реалистично проработана внешность и аксессуары, все детали одежды и обуви).

В соборе Антверпенской Богоматери

Он (я посмотрела фото его различных работ) очень непростой художник (сценограф и дизайнер), провоцирует. Данная работа сдержаннее всех других.

Подобную по стилю мужскую фигуру «Человек, измеряющий облака» можно найти на крыше гигантских зданий S.M.A.K. в Генте и в аэропорту в Брюсселе (1998). Он же создал в 2002 году  по заказу бельгийской королевы Паолы увиденное мной пять лет тому назад в Брюсселе «Небо восхищения» (Heaven of Delight — использовал почти полтора миллиона надкрыльев таиландских жуков, чтобы покрыть потолок и центральную люстру в Зеркальном зале Королевского дворца в Брюсселе).


  • Северная башня собора Богоматери высотой в 123 метра, южная башня — 65 метров.
  • Общая площадь собора составляет около 8000 квадратных метров и может вместить 25.000 человек.
  • Собор имеет 7 нефов, 125 колонн и 128 окон, в том числе 55 с витражами.
  • Во времена существования гильдий все они имели свои собственные алтари — всего их здесь было 57.
  • В соборной колокольне находится карильон с 49 колоколами.
  • На содержание собора требуется 1,5 миллиона евро в год.
  • Ежегодно собор посещают около 360.000 человек.

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике МUSE(й)UMно, Окрестности с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>