Валерий Брюсов. «Огненный ангел»

 «…ангел уносил Ренату на своих крыльях далеко от дому, показывал ей другие города, славные соборы или даже наземные, лучезарные селения…» 

Из исторического романа поэта-символиста Брюсова «Огненный ангел» (1907, по мотивам этого произведения Сергей Прокофьев 20 лет спустя написал оперу, а была ещё одна историческая вещь — «Алтарь победы», описывающий быт и нравы Рима IV века н. э.).

Интересно, что первое издание «Огненного ангела» было оформлено как литературная мистификация. Текст мнимого исторического документа был снабжён многочисленными примечаниями, а Брюсов представился всего лишь редактором и переводчиком с немецкого языка подлинной рукописи XVI века.

В предисловии Брюсов (один из первых русских поэтов, в полной мере раскрывший урбанистическую тему — «городскую лирику»), изучавший историю и выполнившего полный перевод «Фауста» Гёте, перечисляет действующих лиц, которые являются в произведении эпизодическими и с которыми связаны наиболее сомнительные эпизоды (дьявол в образе Святого Духа, архиепископ Трирский, Агриппа Неттесгеймский и доктор Фауст).

Цитирую дальше умные выводы из «преподавательских» комментариев С. П. Ильёва к произведению «Огненный ангел. Повесть в XVI главах». 

Жизнь главного героя и автора «Правдивой повести» продолжалась немногим более 30 лет и полностью укладывается в первую треть XVI века, а время действия — это последние годы широкого антифеодального и антипапского движения (Реформации), чреватого, как показано в произведении, будущей Контрреформацией (с середины 40-х годов XVI века). Эпоха Реформации была «веком Фауста», когда на смену христианскому гуманизму шел научный гуманизм (по терминологии русских символистов, век культуры сменялся веком цивилизации).

Автор «Огненного ангела» представил исповедь сына века ландскнехта Рупрехта, то пассивного свидетеля, то активного участника важных событий в истории Европы первой трети XVI века. Время «повести» Рупрехта — это частное время, вписанное в хронологически чёткую историческую рамку. Историческое время с 1504 года (года рождения Рупрехта) до зимы 1535 года (года написания «повести») — фон для биографии героя с 1504 года до августа 1534 года, историческое время фиксируется только как фон частного времени и не становится объектом непосредственного изображения.

«Огненный ангел» Брюсова — роман «большой дороги«. Рупрехт — искатель приключений, благородный авантюрист; как странствующий рыцарь он преодолевает пространство, доступное человеку только в эпоху великих географических открытий.

Географическое пространство романа — сюжетное действие романа в основном не выходит за пределы Германии, если не считать двух эпизодов в финале: встречи Рупрехта с Генрихом фон Оттергейм в Швейцарских Альпах (на территории «Священной Римской империи») и посещения им умирающего Агриппы фон Неттесгейм в Гренобле (Франция).

Действие романа начинается на Дюссельдорфской дороге и заканчивается в Гренобле. Он возвращается: в Кельн, Лозгейм, замок Веллен, монастырь св. Ульфа, Францию, Испанию и Америку; едет из Кельна в Бонн и обратно, из замка в монастырь и обратно, из Страсбурга в Гренобль и обратно. А в Германии (в пределах сюжетного действия) его дорога проходит вдоль Рейна, против течения (от Дюссельдорфа до Кёльна буквально: на барже по воде). Как странник, он знает только чужой дом: придорожную гостиницу, временное пристанище в Кельне, графский замок и т. п. В этом мире для него нет дома, ему открыта только дорога с её случайностями и приключениями.

Пространство до Дюссельдорфа и после Лозгейма дано в романе «пунктиром»: точки-города отмечают траекторию пути героя. Географическое пространство как дорога, по которой пролегает путь Рупрехта — от Дюссельдорфа до Лозгейма оно непрерывно; до Дюссельдорфа и после Лозгейма оно становится «цепочкой точечных локализаций»

Центром художественного пространства романа стал город Кёльн. Если от Дюссельдорфа до Кёльна (на суше и на воде) пространство (дороги) Рупрехта было вытянуто в линию, то в Кёльне оно из географического перешло в топографическое и лабиринтное. Открытое пространство «большой дороги» сменилось ограниченным пространством города: набережная, улицы, площади, комнаты в гостинице, дома, церкви, посещаемые Рупрехтом и Ренатой. В этом пространстве лабиринта всего более блуждает Рупрехт в буквальном и переносном смысле слова.

Для Брюсова, автора классической книги «Urbi et orbi», параллель «града» и «мира» — привычный приём сопряжения внутреннего и внешнего, частного и общего, единичного и множественного.

В одном из набросков плана романа действие расписано по дням. Здесь встреча Рупрехта с Ренатой приурочена к 16 августа 1534 года. Согласно этому расписанию, Рената и Рупрехт достигли Кёльна 19 августа вечером. Все прочие дни до 9 сентября они провели в Кёльне. В тексте повествователь редко расставляет даты, однако он не упускает случая уточнить время действия, прибегая к разнообразным приемам привязки действия ко времени, например, давая такие указания: «Этим кончился второй день нашего пребывания в Кёльне и пятый день моей близости с Ренатой».

В конце главы VI повествователь подводит некоторые итоги затраченного им времени от Дюссельдорфа до Бонна: «Три месяца с того утра истекли шесть дней тому назад…» Этот итог позволяет уточнить дату посещения Рупрехтом Агриппы Неттесгеймского в Бонне, где он провел около трёх дней. Встреча Рупрехта и Агриппы имела место в воскресенье 15 ноября 1534 года. В понедельник 16 ноября он возвратился в Кёльн, а в среду состоялся его поединок с Генрихом фон Оттергейм.

Действие главы девятой приходится на декабрь 1534 года. Затем бегство Ренаты из Кёльна точно датируется повествователем: 14 февраля, в воскресенье, в день святого Валентина, римского мученика и патрона (покровителя) эпилептиков (Ренаты) и влюблённых (Рупрехта и Ренаты). В воскресенье 7 марта 1535 года Рупрехт встретился и познакомился с доктором Фаустом и его спутником Мефистофелесом. 8 марта они втроем выехали из Кёльна и в тот же день достигли замка фон Веллен. 10 марта Фауст и Мефистофелес покинули замок. В конце марта Рупрехт в свите архиепископа Трирского приезжает в монастырь святого Ульфа (он прожил в замке две недели и вспоминает о том, что прошло 8 месяцев, как он впервые увидел Ренату). По словам матери Марты, Рената пришла в монастырь месяца полтора тому назад, что подтверждает точность определения времени действия в монастыре (конец марта).

В произведении постепенно вырисовывается исторический образ ренессансного сознания. Поэтому-то исторические события здесь лишь глухо упоминаются, а немногие исторические личности (Агриппа, Вейер, Фауст) подвизаются в эпизодических ролях. Особенность историзма «Огненного ангела» не в воссоздании внешних примет эпохи, хотя это условие соблюдено автором с известной педантичностью, или портретов и характеров исторических деятелей, а в воспроизведении типа мышления современников эпохи Возрождения и Реформации (или Северного Возрождения): ученых, священнослужителей, рыцарей, простолюдинов и пр.

Два плана, о которых сказано выше, также не существуют параллельно друг другу, но по-своему взаимодействуют. Так, в главе третьей сторонник насильственных мер в движении Реформации, единомышленник Иоанна Лейденского (вождя мюнстерской обороны), не находит сочувственного отклика в своих собеседниках: Рупрехт связывает «обновление жизни» с «просвещением умов», а Рената резко осуждает реформаторов как слуг дьявола и решительно утверждает: «Не церковь нам нужно реформировать, а душу свою, которая не способна больше молиться Всемогущему и верить в его слово, а все хочет рассуждать и доказывать». Здесь выражены две реакции на радикальное течение Реформации: просвещенного гуманизма и средневекового мистицизма с его «счастьем погружения души в Бога».

Из беседы с Иоганном Вейером Рупрехт выносит научное (для эпохи Возрождения) представление о несчастных больных женщинах, которых невежественные католические монахи преследовали как пособниц дьявола, называя их ведьмами. Тридцать лет спустя Вейер изложил свои рассуждения в книге, которая действительно сделала известным его имя, как и предсказал Рупрехт в дни молодости ученого. Рассуждения же Агриппы об истинной и ложной магии дали повод его ученику (тому же Вейеру) метко охарактеризовать учителя как великого ученого, но человека другого поколения. Если под истинной магией Агриппа понимал «сокровенные знания о природе», то его современник Фауст (так, как он изображен в повести) представляет ложную магию с ее «ловкими средствами», применяемыми разными «фокусниками и шарлатанами».

Наконец, встреча Рупрехта с инквизитором братом Фомой характеризует взаимоотношения католиков и протестантов, роль вождя Реформации Лютера в рождении легенды о Фаусте и значении инквизиции в судьбах «блудных сынов» эпохи. Крайняя противоречивость мировоззрения Рупрехта, в сознании которого уживались аксиомы гуманизма и предрассудки средневековья (например, вера в сверхъестественное), объясняется тем, что в этом отношении «он только шел за веком», так как «именно в эпоху Возрождения началось усиленное развитие магических учений».

Какие сдвиги сознания во времени отмечает автор «Предисловия к русскому изданию»? Прежде всего отмечается разница в летосчислении, в переходе от юлианского (мартовский год или пасхальный календарь) к григорианскому (гражданскому) календарю (январский год) : «Он родился в начале 1505 года (по его счету в конце 1504 г.)». К этому уточнению находим примечание: «В начале XVI века год еще считался с Пасхи».

Известно, что до 1582 года, когда был введен григорианский календарь, в странах Западной Европы летосчисление велось по юлианскому календарю, согласно которому первым месяцем считался март. Для каждого года праздник Пасхи определялся в пределах с 22 марта по 25 апреля в первый воскресный день, который совпадает с днем весеннего равноденствия или следует непосредственно после него.

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Окрестности, ПроDÜссельдорф, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>