Вчера встретилась…

Это художница, дюссельдорфская оригиналка. Она стоит каждый день живой скульптурой на Кё — в чёрной остроконечной шляпе и с помелом. Про неё уже говорят: «культовая фигура» (надо признать, что в Дюссельдорфе много безобидных малых культов). Кто же она: колдунья, ведьма или фея — об этом я говорила с ней (о ней) и думала? Она очень начитана, физически подготовлена, свои «стояния» на улице называла «тренировками».

Я у неё на кухонке и в ателье вчера при свидетелях гостях побывала.Очень чисто и аккуратно, всем бы так — настолько похвально. Мне очень понравилось, уважаю таких людей. А вот заметила вчера, что она из приведённых сюда гостей не отходила от порога всё время нашего знакомсва с этим неординарным и уже потому интересным человеком. Задумалась — почему, дело об образе?.. Предрассудки? Продолжаю думать (пока «молча»). Взялась за чтение в «продолжение темы ведьм-колдуний»:

«Охота на ведьм, унесшая жизни тысяч человек, — столь заметная страница европейской истории, что, казалось бы, ее сложно обойти вниманием. Однако благополучный XIX век забыл о ней. Заново ее «открыли» историки лишь в первые десятилетия XX века. С тех пор были написаны сотни научных исследований о колдовстве и демонологии не только в Европе, но и в самых разных уголках мира. «Охотой на ведьм» стали называть и нацистские преследования неарийцев. Как правило, подобный террор начинается в периоды идеологических сломов и экономических потрясений».

Это из статьи Ольги Христофоровой, кандидата культурологии — читайте полностью в журнале «Вокруг света» (в рубрике «Загадки истории», кстати).

А так как это часть истории (и культуры), что я себе записываю интересные факты, почёрпнутые в этой популярной статье — о Германии, в частности. Итак, записки о ведьмах «на полях»:

Где?
Своего апогея ведовская истерия достигла в Германских государствах, Швейцарии, Франции и Шотландии, в меньшей степени затронув Англию, Италию и Испанию, и почти не коснулась Восточной Европы и России. 

Когда?
Охота на ведьм многими воспринимается как символ «мрачного Средневековья», но, как видим, ее разгар приходится вовсе не на «безмолвные века», а на начало нового времени — на XVII и даже XVIII века. Кажется непостижимым, но людей сжигали во времена Ньютона и Декарта, Канта и Моцарта, Шиллера и Гете! 

Кто кого?
Среди осужденных в колдовстве было около трети мужчин (а в Нормандии и Скандинавии даже подавляющее их большинство), а обвинителями очень часто выступали именно женщины. Не только мракобесы обвиняли ученых в связях с демонами, но и сами ученые нередко увлекались магией. За колдовство сжигали и безымянных рыночных торговок, и университетских профессоров.

Как их изображали?
На многих картинах и гравюрах XVI—XVIII веков (от Питера Брейгеля-старшего и Альбрехта Дюрера до Франсиско Гойи) изображен один и тот же сюжет: обнаженные женщины, молодые и старые, в окружении магических книг, черепов, змей и жаб варят в котлах свое отвратительное зелье либо на козлах, собаках и ухватах летят на ночное сборище.

Что особенного в Германии?
Преследование ведьм в Германии достигло высшей точки во время Тридцатилетней войны 1618—1648 годов, когда воюющие стороны обвиняли друг друга в колдовской ереси. Но и в мирные времена политическая борьба и придворные интриги часто принимали форму взаимных обвинений в колдовстве. Особенно интенсивными ведовские процессы были на территориях, затронутых Реформацией. 

«Колдуны и ведьмы, — писал Мартин Лютер, — суть злое дьявольское отродье, они крадут молоко, навлекают непогоду, насылают на людей порчу, силу в ногах отнимают, истязают детей в колыбели… понуждают людей к любви и соитию, и несть числа проискам дьявола».

Свободный город Кёльн испытал ведовскую панику в 1627— 1639 годах, когда было уничтожено около тысячи человек, а один священник в письме к графу Вернеру фон Сальму так описывал ведовские преследования в Бонне начала XVII века:

«Кажется, вовлечено полгорода: профессора, студенты, пасторы, каноники, викарии и монахи уже арестованы и сожжены… Канцлер с супругой и жена его личного секретаря уже схвачены и казнены. На Рождество Пресвятой Богородицы казнили воспитанницу князя-епископа, девятнадцатилетнюю девушку, известную своей набожностью и благочестием… Трех-четырехлетних детей объявляли любовниками Дьявола. Сжигали студентов и мальчиков благородного происхождения 9—14 лет».

В это же время иезуит Фридрих фон Шпее в своем знаменитом сочинении «Предостережение судьям, или о ведовских процессах» (1631 год) резко и обоснованно выступил против этого безумия. Его услышали.

Отчего же?
Судебные процессы против ведьм распространялись волнами, тесно связанными с кризисными явлениями — неурожаями, войнами, эпидемиями чумы и сифилиса, которые порождали отчаяние и панику и усиливали склонность людей искать тайную причину несчастий. Страх усыпляет разум, а сон разума, по выражению Гойи, рождает чудовищ.

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Дюссельдорфский альбом, ПроDÜссельдорф, Умно+Мысли+Книги с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>