Пабло де ла Рьестра «Готическая архитектура немецких земель»

Это такой интересный автор, скажу я вам! Читайте про «комплекс неполноценности» немецких каменщиков позднего средневековья, а итальянцы — тем не менее -завидуют немцам :-) Пабло де ла Рьестра.  «Готическая архитектура немецких земель. Сущность немецкой готики»:

«Готическая архитектура Северной Франции привилась в Центральной Европе далеко не сразу. Однако стоило ей утвердить там свои позиции, как она стала восприниматься почти как исконно местный стиль. Поэтому неудивительно, что родиной готической архитектуры долгое время считали Германию. В 19 веке история искусства развеяла это заблуждение, однако в самой Германии готику ещё некоторое время продолжали считать естественным воплощением немецкого национального духа.

Немецкая готическая архитектура, которая по различным причинам часто становилась жертвой ошибочных интерпретаций, полна загадок и специфических тонкостей. Поэтому мы сразу рассмотрим некоторые типичные для неё проблемы, не вдаваясь, впрочем, в особо тонкие нюансы. …

Среди прочих важных достижений, которыми по праву могли гордиться создатели собора в Кёльне, следует отметить две башни, обрамляющие западный фасад. Эти башни были спроектированы вскоре после хора и существенно разошлись по своей конструкции с принципами французской готики. И сам гигантский профиль западного фасада, несомненно, принадлежит к числу самых оригинальных средневековых проектов (незавершенным он остался не столько по техническим, сколько по финансовым причинам). Наконец, незавершенная юго-западная башня, строительство которой возобновилось в 19 веке, могла бы стать самой грандиозной и великолепной из всех башен Средневековья.

Связь собора в Кёльне с другими образцами немецкой готики далеко не столь тесна, как взаимосвязь между французскими соборами. Во всей Германии мы не найдем ни одного храма, близкого по типу к кёльнскому, хотя многие элементы последнего послужили основой для целого ряда разнообразных построек, в которых заимствования из Кёльна представали в новом, оригинальном контексте. Двойные боковые нефы могли использоваться, например, для создания эффекта зального храма. Из кёльнской модели заимствовались также формы окон верхнего яруса, колонн, ажурного орнамента и многие другие элементы в церквях Миндена, Любека, Вердена, Вецлара и Оппенхайма.

Правда, на первый взгляд может показаться, что немецкая храмовая архитектура готической эпохи представляет собой лишь упрощённый вариант северофранцузского храмового зодчества. Но различия между этими двумя типами архитектуры лежат гораздо глубже. Действительно, формы немецкой готики обычно оказываются чётче, а конструкции — изначально проще, чем во Франции; во многих немецких готических храмах мы не обнаружим ни трансепта, ни деамбулатория, ни венца капелл, а профиль их нередко напоминает профиль зальной церкви, где боковые нефы по высоте равны (или почти равны) центральному. В отношении опорных конструкций зальная церковь самодостаточна: ей не нужны контрфорсы и аркбутаны, которые в базилике принимают на себя тяжесть верхнего яруса центрального нефа. Кроме того, в храме такого типа аркада обычно не отделяется трифорием от верхнего яруса.

Не характерны для немецкой архитектуры также монументальные порталы с изысканным скульптурным декором, игравшие столь важную роль во французской готике. … В Германии портал лишился господствующей роли в проекте фасада как целого, но зато скульптурный декор зданий стал гораздо богаче и приобрел исключительно пышные формы. При этом он сосредоточился главным образом в интерьере, благодаря чему получил определенную свободу развития и значительно меньше стал зависеть от конкретных архитектурных элементов.

Возвращаясь к теме об архитектуре, мы с удивлением обнаруживаем, что образцы немецкой готики сохранились в десяти современных государствах: Германии, Австрии, Швейцарии, Италии (Южный Тироль), Франции (Эльзас), Люксембурге, Польше, Латвии, Эстонии и Чехии. Кроме того, они встречаются на территориях более или менее изолированных анклавов, таких, как Трансильвания. Готическая архитектура Дании и Швеции также довольно тесно связана с северогерманской готикой. И когда немецкие историки послевоенного поколения, руководствуясь обостренной чувствительностью к суверенитету соседних государств, отрицают наличие «немецкой» готики за пределами Германии — например, в Польше или Прибалтике, — то область их исследований неоправданно сужается. Как заметил Ганс Йозеф Бёкер, было бы абсурдно отвергать «как некоторым образом неприемлемые» связи, существующие, например, между кирпичной готикой этих регионов и кирпичной готикой Северной Германии.

…Проблема культурного взаимодействия немецких областей с соседними землями — с Нидерландами, со странами Скандинавии и в особенности с государствами Центральной и Восточной Европы весьма сложна. Что касается Центральной и Восточной Европы, то о культурном обмене или культурном влиянии здесь говорить не приходится. Под воздействием ряда исторических факторов немецкая архитектура утвердилась здесь просто за счет немецкого присутствия. В числе этих факторов — принятие христианства и территориальные завоевания рыцарей тевтонского ордена, деятельность Ганзейского союза (не ограничивавшаяся побережьем Балтийского моря) и многочисленные общины немецких переселенцев и купцов. Культурный облик Богемии (ныне Чехия) с 1310 года формировался под влиянием династии Люксембургов, пришедшей здесь к власти более чем на столетие. Особенно мощным это влияние стало при Карле 4 (в 1355 — 1378 годах император Священной Римской империи), который превратил Прагу в один из крупнейших городов Европы. Для воплощения своих грандиозных архитектурных замыслов Карл пригласил сюда из Швабии знаменитого зодчего Петра Парлержа. Этот период, когда, по выражению Фердинанда Зайбта, «периферия стала центром», во многом предопределил дальнейшее развитие европейской архитектуры.

Таким образом, мы вполне сознательно говорим в данной статье о «немецких землях» во множественном числе. Всякая попытка ограничить средневековую немецкую культуру территорией современной Германии — не более чем искаженное отражение современных политических проблем. Великолепие и блеск этой культуры в первую очередь состоят именно в ее разнообразии и переменчивой многогранности — в чертах, столь резко отличающих немецкое Средневековье от нашей эпохи.

Если же мы попытаемся выделить хотя бы одну общую черту, характерную для готической архитектуры Центральной и Северной Европы, то прежде всего обратит на себя внимание полное безразличие этой архитектуры к наследию античности. …

…Кёльнский архитектор (предположительно мастер Иоганн) в отличие от реймского не стал акцентировать порталы как независимые элементы фасада, в результате и скульптурный декор порталов оказался менее выразительным. Кроме того, кёльнский фасад не украшен ни окном-розой, ни королевской галереей с большими статуями. Одним словом, в Кёльне мы наблюдаем решительный отказ от всего, что прежде ещё могло считаться признаками классической готики.

Впервые в истории готической архитектуры западная часть храма приобрела столь грандиозное значение: согласно замыслу зодчего, она должна была достойно уравновесить сложную конструкцию апсиды. Во Франции в 12 — 13 веках все архитекторы сосредоточивали усилия на восточной части здания, поскольку именно там располагался главный алтарь. И, как верно заметил Арнольд Вольф, ни в одном городе Европы от строителей не требовали уделять столько внимания работе над западной оконечностью храма, как в Кёльне. Часть южной башни этого собора, возведенная в Средние века, покоится на 15-метровом основании. В профиле её обнаруживается две свободные стороны (южная и западная), площадь которых достигает около 4700 кв.м; они покрыты сложной сетью ажурного кружева и колонн, частью связанных, частью отстоящих от стены. Уникальность кёльнских башен еще и в том, что каждая из них покоится на четырёх пролетах. Для сравнения можно напомнить, что каждая башня собора в Амьене покрывает лишь полпролета. … Строительство этой башни прервалось в 15 веке и завершилось лишь во второй половине 19 столетия.

Не исключено, что четырехпролётная конструкция юго-западной башни в Кёльне связана с аналогичной структурой башни Визенкирхе в Зосте — чрезвычайно изящной приходской церкви, выстроенной из серого камня. Предполагается, что архитектор Иоганнес Шенделер приступил здесь к строительным работам в 1331 году. Нервюры сводов этой церкви расходятся от опорных столбов, не прерываясь капителями. Будучи полыми, стволы колонн могут выдержать гораздо большую, чем обычно, нагрузку: на каждый столб приходится около 10 тонн веса. Несмотря на чёткую ориентацию по оси восток — запад и подчеркнутую эффектность калейдоскопически украшенной апсиды, интерьер церкви образует единое унифицированное пространство (главным образом благодаря широким интервалам между опорными столбами и изяществу колонн).

Как так? «из серого камня»?! Автор не видел моих фотографий этой церкви,.. вот и доверяй им — авторам и преподавателям — после такого!..

Об одной постройке во Франкфурте-на-Майне — башне церкви Санкт-Бартоломеус, построенной по проекту архитектора Мадерна Гертенера, вот что сказано — как архитекторы подчёркивают определённые смыслы:

Восьмигранник здесь также покоится на квадратном основании, угловые пинакли которого связаны с восьмигранником маленькими аркбутанами. Но стилистически это сооружение отличается от фрайбургской башни. Его нетрадиционный по форме купол воспроизводит очертания императорской короны той эпохи, так как именно в этой церкви семь курфюрстов избирали императора Священной Римской империи. Этот исторический факт также позволяет объяснить, почему башня этой церкви имеет форму, прежде использовавшуюся только при строительстве башен соборов.

Эркеры.

…Большинство готических эркеров сооружалось по заказам богатых горожан. Их стандартная многоугольная в плане форма, несомненно, восходит к типичной форме появившихся ранее частных капелл, многоугольные апсиды которых выступали за плоскость стены дома. В Нюрнберге эркеры стали строить на крышах жилых домов, и в результате в 15 – 17 веках город приобрел едва ли не самый очаровательный в Европе силуэт. Например, в доме на Вайнмаркт из репертуара форм храмового зодчества заимствованы ажурный декор и контрфорсы (хотя такие формы можно рассматривать и как «одомашненные» элементы фортификационной архитектуры).

Дворец Альбрехтсбург в Мейсене славится как самый оригинальный в Германии: 15 век, образец светской архитектуры. Многие использованные здесь мотивы копировали архитекторы по всей Восточной, Центральной и Северо-Восточной Европе и после того, как эпоха Ренессанса осталась в далеком прошлом.

Заказ на строительство нового дворцового здания архитектор Арнольд из Вестфалии получил в 1470 году от братьев Эрнста и Альбрехта фон Веттинов. В результате было создано первое немецкое здание, имеющее полное право называться не столько замком, сколько дворцом.

Дворец Альбрехтсбург выстроен по единому архитектурному проекту с четкой эстетической концепцией. Кроме того, в нем воплотился в высшей степени оригинальный подход к решению архитектурных задач: зодчий вплотную приблизился к границам возможного. При взгляде на план этого дворцового комплекса становится очевидно, что прогрессивность архитектуры сочетается в нем с необычайной динамичностью. Входом во дворец служит главная винтовая лестница, ведущая в главный корпус и в северное крыло. Из северного крыла открывается доступ в расположенную по диагонали к нему пристройку к северо-восточному углу. Из восточной стены дворца выступают пять сторон многогранника капеллы, а к западной стене пристроена большая винтовая лестница. Южная стена дворца примыкает к северной стене готического собора; в сочетании эти два здания образуют впечатляющий архитектурный комплекс, возвышающийся на холме над Эльбой. Сложенный из белого камня замок отличается резкостью, угловатостью форм, своеобразным «экспрессионизмом». Гладкие стены членятся на ярусы лишь посредством простых карнизов, но зато они пронизаны большими «окнами-занавесами» в арках (эта форма окна распространилась очень широко, вплоть до Португалии и Мексики). Весьма эффектен также профиль крыши, где впервые в Германии – если не считать ганноверской ратуши – были использованы мансардные окна (они появились здесь ранее 1453 года).

В башнеобразном сооружении, примыкающем к западной стене дворца, помещается исключительно оригинальная винтовая лестница, которую видно снаружи через сквозные аркады. В конструкции этой лестницы, которая кажется невероятно пологой и плавной, следует отметить несколько важных инноваций: это изогнутые ступени, полая сердцевина и опоры в виде тонких колонок, «перетекающих» в перила (на один марш приходится три колонки). Все элементы лестницы, кроме ступеней, сложены из кирпича. Еще одно блестящее творение мастера Арнольда – «кристаллы» ячеистых сводов, почти лишенные нервюр. По контрасту с кирпичной лестницей все стены сложены из камня. В полной мере великолепие ячеистых сводов раскрывается во внутренних помещениях замка – например, в покоях курфюрста. Единственный традиционный элемент здесь – скамья, идущая вдоль стены. Во всех прочих отношениях эта комната производит причудливое впечатление футуристического шедевра. Стоит ли удивляться, что ее необыкновенная форма была воспроизведена в ряде экспрессионистских зданий и кинофильмов 20-х годов 20 века? Высокий асимметричный свод с глубокими впадинами свидетельствует о том, что зодчий вышел здесь на новый уровень творческой свободы, – уровень, которого до тех пор не знала готическая архитектура.

Саксония на рубеже 15-16 веков была, без сомнения, одной из самых развитых в культурном отношении областей Германии. Именно здесь в 1508-1510 годах мастер Ганс Виттен создал необычную кафедру с лестницей для фрайбергской коллегиальной церкви — удивительное полускульптурное произведение, кафедра в котором выполнена в форме цветка лилии. Ступени лестницы (впервые за всю историю архитектуры!) представляют собой отдельные каменные бруски без подступеней. Позднеготическая архитектура Саксонии снова предвосхищает модерн 20 века. Конструкцию этой кафедры можно интерпретировать и в контексте изысканных растительных мотивов архитектуры, часто использовавшихся около 1500 года; лучшие их образцы можно обнаружить в Колехио де Сан-Грегорио в Вальядолиде и в бывшей бенедиктинской церкви в Хемнице.

Дерзкое новаторство в конструкции винтовых лестниц вообще являлось отличительной чертой немецкой готики.

Заключение

Невозможно представить себе, как развивалась бы в дальнейшем архитектура немецких земель (которая, как мы видели, к 15 веку достигла беспрецедентного уровня новаторства), если бы на нее не оказали влияние два исторических феномена: Реформация и Ренессанс. Оба эти явления повлекли за собой глубокие перемены. Несмотря на то что позднеготическая архитектура в Германии, вне всяких сомнений, была способна удовлетворить спрос на церкви нового типа, под воздействием Реформации храмовое зодчество пришло в упадок. Что же касается Ренессанса, то достаточно вообразить себе, в какое потрясение и замешательство должна была повергнуть мастеров-каменщиков, работавших в русле поздней готики, встреча с новой итальянской архитектурой, не говоря уже о развернувшейся в то время долгой дискуссии о формах и принципах классической архитектуры, не давшей сколько-нибудь заметных результатов. Воздействие ренессансной архитектуры на Германию оказалось принципиально иным, чем влияние ренессансной живописи: тщетно мы стали бы искать в немецких землях «Дюрера-архитектора». Со временем раскол между готической и ренессансной архитектурой углубился до такой степени, что породил в немцах – и не только среди мастеров-каменщиков, но и среди позднейших историков архитектуры, – настоящий комплекс неполноценности.

Однако все могло бы сложиться совершенно иначе, и свидетельства тому мы находим в документах той эпохи (разумеется, такая точка зрения не согласуется с представлением об истории архитектуры, созданным за 500 лет гипертрофированного внимания к итальянскому Ренессансу). В 1517 году один итальянец, спутник кардинала Луиджи д’Арагона, отметил в своих записках о путешествии по Центральной Европе: «[немцы] весьма почитают мессу и храмы и строят так много церквей, что, вспоминая, как в Италии относятся к мессс и сколько бедных церквей там пребывает в небрежении, я не могу не позавидовать этой стране… «

Об авторе Татьяна*Schön

автор журнал про Про*Дюссельдорф.
Запись опубликована в рубрике Окрестности, Программы, Умно+Мысли+Книги с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>